Безмолвие богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Безмолвие богов » Архив отыгрышей » Владения Захарии Виже-Лебрен


Владения Захарии Виже-Лебрен

Сообщений 21 страница 40 из 93

1

Зловещий дом. Заброшенный сад. Фамильное кладбище.

http://s4.uploads.ru/ZXFwa.jpg

Гостиная

http://s4.uploads.ru/Icz7n.jpg

Рояль в гостиной

http://s5.uploads.ru/6EIyp.jpg

Столовая

http://s4.uploads.ru/r352L.jpg

Кабинет Захарии

http://s4.uploads.ru/AN7Pn.jpg

Спальня Захарии

http://s5.uploads.ru/Zo0nX.jpg

Комната Далрата

http://s5.uploads.ru/WCcE8.jpg

Кухня

http://s5.uploads.ru/TwISO.jpg

Типовая ванная (есть при каждой спальне)

http://s4.uploads.ru/COI6r.jpg

Подвал

http://s4.uploads.ru/FOPVz.jpg

Комната для магических тренировок

http://s6.uploads.ru/TVJdA.jpg

Сильвио. Слуга. Вампир. Маг огня. 300 лет

http://s4.uploads.ru/IXPZr.jpg

Отредактировано Захария Виже-Лебрен (2013-11-22 14:16:30)

+1

21

---->>> Ярмарка » Сама ярмарка

Есть два варианта: либо абсолютная чушь, либо совершенная тьма. Третьего во время короткого сна не дано. Сегодня Далрат наслаждался сюжетом про кошек, играющих в карты. Причем играли они на винтики и шестеренки, попутно обсуждая, куда удобнее прятать трупы. Потом пришел Сильвио с щенками и всех разогнал, открыл книгу ашаамского мудреца (почему-то изрисованную неприличными сюжетами) и начал играть по ней некую вдумчивую увертюру отчего-то в четыре руки. Музыка нравилась. В легком безумии Далрат даже почувствовал уважение к вампиру и его музыкальным дарованиям. Последним пригрезился Ниран, пытающийся откусить эльфу ухо в обмен на шкатулку сокровищ. Причем сделка внезапно показалась соблазнительной.   
Проснулся Далрат как обычно резко, встретившись взглядом с незнакомым потолком. Потребовалось несколько секунд, чтобы развести сон и реальность. Мысль, что нужно вставать, заставила эльфа перевернуться на живот и издать печальный, протяжный стон в подушку. Перспектива куда бы то ни было ехать совсем не прельщала.
- Еще бы часиков восемнадцать, - поделился он с подушкой своими переживаниями. Но какое-то невнятное чувство долга, которое частенько заменяет воображение, все же подняло эльфа с постели. В комнате было прохладно – первым делом Далрат накинул на плечи покрывало. В этом облачении, растрепанный, сгорбленный и дезориентированный он явственно напоминал погорельца, едва успевшего выскочить из обрушающегося здания.
Хотелось пить. Но вот где взять воду? Память не давала подсказок. Под этой крышей Далрат был слишком мало, чтобы чувствовать себя как дома и гулять свободно по всем комнатам. Чувствуя себя воришкой, эльф выскользнул из комнаты и пустился на поиски, неслышно ступая босыми ногами вниз по лестнице.
Рояль, - тупо констатировало сознание, напоминая, что Сильвио-виртуоз. А, может, не Сильвио…. Мутный взгляд наткнулся на мужскую фигуру у окна. Войдя в свою роль мелкого воришки, Далрат почему-то инстинктивно захотел тихонечко слиться из помещения, пока его не заметили. Но вовремя себя одернул, вспоминая, что в этом доме он не канделябры ворует, а вроде как живет.
- Простите, воды бы. Я не нашел. Пока. Но могу продолжить искать. Который час? – беспощадный поток сознания чуть хриплым голосом.

Отредактировано Далрат Ос (2013-10-27 21:35:31)

+1

22

Вода в графине на столике у камина, - Захария обернулся. Взгляд его был серьезным. Он прекрасно слышал, как юный эльф вошел. Да что там, он отлично слышал, как тот спускался по лестнице. Как скрипнули седьмая и двадцатая ступеньки. – Напейтесь хорошенько, Далрат. А лучше присядьте у камина. Потому что, когда вы начнете высказываться по интересующему меня вопросу, у вас будет пересыхать в горле и графину лучше быть поблизости.

Он обжег молодого компаньона ледяными глазами и вновь отвернулся к окну, сложив руки на груди и глядя на сад.

А пока вы утоляете жажду, - всплыло в голове эльфа, - я расскажу вам любопытную историю. Вы, вероятно, слыхали о самоходных повозках. Они дорогие, работают за счет механики и магии. В целом, ничего сложного. Но они большие. В десяти милях отсюда живет маленький вампир. Он маленький, но у него уже нет обеих ног. И никакая магия ему их не вернет. Ибо никто не знает, что их уничтожило. Он сбежал с мальчишками в Гиблые Земли путешествовать, а вернулся только он один. Ашер… То есть, Его Величество сказал, что магия, даже самая темная просто съест мальчишку, но ног ему не вернет. На протяжении двух месяцев я конструирую две небольших самоходных машины, чтобы они заменили Жеронимо ноги. Я тороплюсь, но все равно не успеваю.

Он сделал паузу.

А сегодня, представьте себе, в кабинет забралась кошка. Опрокинула бокал с вином. И две недели работы пропали зря.  Сильвио настаивает, что это кошка. Но пока мы не выяснили, какая именно, чтобы лишить ее сливок на две недели. А теперь я с нетерпением жду вашего мнения. Как изловить эту хитрую бестию? Я подарю ее Жеронимо, чтобы она играла с ним, пока он может смотреть на остатки лета только в окно.

+1

23

Если у графа был отменный слух, то у Далрата имелось потрясающее чутье на неприятности. С первых же слов он сообразил, о чем пойдет речь. Точнее, догадался по вступительным интонациям. Их в бывшем своем доме он слышал часто…, поначалу. Потом, поняв, что риторика не работает, до сознания эльфа пытались достучаться физическими методами воспитания. Тщетно.  В конце концов, на него махнули рукой и убрали подальше ценные, бьющиеся вещи. Даже когда он получил должность управляющего, неприятности все еще случались, но к ним в доме стали относиться с философским безразличием. Далрат справедливо полагал, что эта его особенность тоже сыграла роль при получении свободы.
Ос бухнулся в ближайшее кресло, тяжело вздохнул, забыв о воде. На графа он посмотрел чистыми, грустными глазами. Наверное, Далрат был крайне бесчувственен к чужому горю, потому как вины перед мальчиком не испытывал. А вот живая неприятность, доставленная Захарии, тревожила его. Он посильнее натянул покрывало на плечи, отчетливо напоминая сейчас взъерошенного воробья.
Эльф какое-то время смотрел мимо графа в окно. Когда встал вопрос, он снова взглянул на собеседника как-то устало и печально. Так смотрит безысходность.
- Захария, вы же прекрасно понимаете, что это сделал я. И да, если бы вы сейчас не подняли этот вопрос, я бы никогда не пришел и не признался. Просто я очень часто все порчу, не только вещи. Поймите, - он запнулся, подбирая слова, - в общем, мне очень жаль. Я могу как-то исправить ситуацию? Полагаю, в моем случае наказание сливками не актуально?
Он вымученно улыбнулся, окончательно сгорбившись, отводя взгляд.
Я не знал, что это важно. Даже не подумал. Хотя, что оправдываться, у меня действительно скверные характер и манеры. Ох, не приживусь. Может быть, лучше самому уйти, сохранив остатки гордости?
Почему-то перспектива расставания из-за такой ерунды вызвала глубочайшую досаду. Слишком чувствительный от недосыпа Далрат уже рисовал себе картинки разрушающихся империй, разбивающихся надежд и конца света.

Отредактировано Далрат Ос (2013-10-28 00:03:27)

+1

24

Захария отвернулся от окна и посмотрел на Далрата. Тот казался очень маленьким и несчастным даже в этом уютном кресле.

В этом доме принято говорить правду, Далрат. Признаваться в своих ошибках, признавать свою вину. И, по возможности, исправлять сделанную пакость. И не важно, случайно, или специально вы это сотворили. Но, если бы вы сказали мне, или Сильвио сразу, то бумаги можно было бы спасти. А теперь их нет. Я сержусь не из-за испорченной работы. Из-за нее я просто расстроен. Я сержусь на вас из-за того, что я упоминал о том, что не терплю лжи. Так вот. Вот таких вот утаиваний я тоже не терплю.

Вампир подошел к эльфу и присел перед ним на корточки, взяв ладони молодого существа в свои, будто согревая.

Вы растерянны. Это общество заразило вас, заставило заковать себя в рамки страха, боли, недоверия и неверия. Вы даже сейчас боитесь, что я вас выгоню, или ударю из-за залитых вином бумажек. Но все это непременно пройдет, - Захария выпустил руки Далрата, слегка сжав их напоследок. Потом загреб воздух, забыв о графине, собрал из него влагу и плеснул в стакан воды из ночных ароматов, врывающихся в распахнутое окно. Стакан граф подал Осу. – Я не стану вас бить, уж точно не лишу сливок, иной еды, или развлечений. Я хочу, чтобы вы научились говорить мне правду. Как бы вас не пугали последствия, поверьте, страшнее разочарования нет ничего. Не разочаровывайте меня, мой дорогой. Теперь о данном конкретном случае. Я понятия не имею, какие у вас были планы, но как только вы отоспитесь после бала, вам придется эти планы отложить и поработать со мной. Поможете восстановить записи. И попробуем собрать кое-что. А сейчас вы перестанете мысленно наносить себе удары плетью, больше не будете расстраиваться, утолите жажду, и отправитесь одеваться к балу. Как и я, впрочем, - он поднялся и сделал то, что порывался сделать весь день, запустил пальцы в белую челку и потрепал ее ласково, путаясь в прядях, - и не скромничайте, подчеркните свое природное очарование. Жду вас через час у кареты.

***

Через час Захария спустился к карете. Это был все тот же открытый экипаж и все тот же кучер, любящий почитать, с которым граф вел неспешную полунемую беседу, ожидая молодого компаньона. На мужчине были надеты черные классические брюки, черный длинный тренч с вишневой подкладкой, рубашка цвета кофе с молоком с поднятым воротником, вокруг воротника был элегантно завязан шейный платок, цвета вишни с молоком, заправленный под вишневый же элегантный жилет. Красивые руки облегали черные перчатки, а на ногах были черные остроносые ботинки.

+1

25

Воду эльф выпил быстрыми глотками. В горле от таких бесед действительно пересохло еще сильнее. Вот чего он действительно не хотел, так это разочаровывать. Но, что-то Далрату подсказывало, что еще не раз придется переживать вот подобные неловкие моменты. Эльф вообще редко кого пускал в свою жизнь (скажем правду, вообще никого), так что ему совсем не обязательно было вникать в чужие эмоции, беречь чьи-то чувства. В основном от него требовалось исполнять какие-нибудь несложные обязанности, с чем он кое-как справлялся. Сейчас же простое желание «не разочаровать» стало откровением и привело в некоторое замешательство. Он со вниманием подходил к каждой просьбе графа, но этих просьб становилось все больше… - не играть, не врать, не замалчивать правду. По возможности ничего не портить. Ох, непростая работа над собой ждала Далрата.
От внезапной ласки эльф опешил и поднял полный недоумения взгляд на Захарию. Тепло улыбнулся.
- К сожалению, кроме очарования природа много чем еще меня одарила, - в тему разговора ответил он, имея ввиду все свои бесчисленные пороки. Хотя, что грешить на природу?
Далрат направился в отведенную ему комнату, чем-то напоминая местное приведение. Бледный, растрепанный и в этом своем покрывале он весьма органично вписывался в мрачноватый интерьер.
Чего эльф не любил, так это подбирать приличные наряды подходящие случаю. Проще всего было влезть в стандартный комплект брюки-рубашка и счастливо натянуть старые, разношенные ботинки. Проще, но не лучше. Думается, в список «не играй, не ври» войдет еще и «одевайся подстать случаю». Ну да, похожее уже прозвучало. Вообще, сдается, не просто так Захария его по-королевски одарил сегодня. Феноменальная по своей проницательности мысль.
Далрат со вздохом достал сюртук светло-серого цвета. Действительно приятная ткань и интересная вышивка еще в лавке привлекли его внимание.  Достаточно просто, чтобы не чувствовать себя белой вороной, но и в какой-то степени нарядно.
- Что-то я какой-то закомплексованный, - таинственно произнес он стенам.
Он умылся, переоделся и даже причесался. Впрочем, последнее было излишним - на этой голове порядок был потерян месяца два назад. Закончив все приготовления, Далрат поспешил вниз, ибо, казалось, уже опаздывал. Подходя к Захарии, он замедлил шаг.
- Прекрасно выглядите. Красный вам к лицу. С другой стороны, какой вы иначе вампир, - просто так, шутя.

Отредактировано Далрат Ос (2013-10-28 03:00:48)

+1

26

Захария обернулся, едва услышал шаги за спиной. Он оглядел Далрата с головы до ног, его взгляд скользнул по сюртуку, брюкам и украшению, а глаза потеплели еще больше. Протянув руку несмело остановившемуся эльфу и дождавшись, пока ладонь сомкнется в ладонь, он привлек компаньона ближе и заглянул ему в глаза.

Это не красный, это вишневый, так что вампир я видимо никудышный, - раздалось в голове Далрата, взгляд у вампира был веселый, - к тому же, я так и не укусил вас за ушко, хотя следовало бы. Может быть, так я буду наказывать вас за всякие мелочи? – он явно поддразнивал эльфа шутливо, но в следующую секунду смотрел и говорил совершенно серьезно. - Вы выглядите прекрасно. Если вы так оделись случайно, то это восхитительная интуиция, если специально, отличный вкус.

Сильная рука перехватила талию и, с легкостью приподняв Далрата, граф развернулся и поставил спутника на  подножку кареты, дождался, пока тот усядется, и устроился рядом. Кучер обернулся, удостоверился, что господа устроились, и карета тронулась в путь.

---->>> Бал Нэльверена » Главный вход

Отредактировано Захария Виже-Лебрен (2013-10-29 18:24:18)

0

27

За чертежи в таком случае нужно ухо откусить, - подумал радостно Далрат, вполне отчетливо видя, что наряд пришелся графу по вкусу. Это успокоило расшатавшиеся нервы и даже подбодрило. Вообще на балах эльф в качестве полноправного гостя не бывал ни разу, отчего испытывал вполне понятные опасения. Публика на таких мероприятиях почему-то прельщала его меньше, чем  народ в ярморочной закусочной. Но, возможно, то были пустые предрассудки?
Глупо пошутить в ответ на замечание графа он не успел, растеряв все мысли в воздухе. Захария виртуозно умел поддерживать это чувство приятной растерянности, совершая непривычные эльфу поступки.
- Вы такой внезапный, - сказал даже с каким-то подозрением, удобно устраиваясь в карете. Фразы типа «я сам» и «не стоит» опять заметно припозднились. Наверное, не сильно-то и спешили.

---->>> Бал Нэльверена » Главный вход

+1

28

---->>> Фанты. Комната для поцелуев, признаний и сюрпризов

Они молчали всю дорогу домой. Только кучер нарушил тишину трижды. Первый раз чертыхнувшись на лисицу, второй - поинтересовавшись у Захарии, будут ли господа в ближайшие четыре-пять часов куда-то ехать, и, наконец, третий раз, когда спросил, правда ли то, что болтала прислуга о провозглашенном приемнике короля. Это был самый длинный из всех разговоров в пути, причем Далрату суждено было слышать только половину оного, так как граф общался с кучером лично, а не панорамно. Он обнимал эльфа за плечи в полной уверенности, что тот дремлет. Кучер, видимо, думал так же, потому что говорил почти шепотом. Впрочем, и эта беседа не продолжалась более трех минут.

Когда они прибыли в поместье и проезжали мимо фамильного захоронения, Захария бросил взгляд на могилу Лорэлея. Единорожек и сладости исчезли. Мужчина усмехнулся. Вскоре карета замерла возле двери особняка. Граф легко выбрался наружу, подавая руку Далрату и помогая ему выбраться. Из-за двери выполз, иначе и не скажешь, заспанный Сильвио.

- Вот не сидится вам дома, господа, - широко зевая, сказал он, - я нужен?

Спать ступай, - отозвался граф, на сей раз панорамно, - мы собираемся сделать то же самое.

- А завтрак к скольки подавать? – почесывая ухо спросил Сильвио, помогая кучеру придержать лошадь.

Думаю, не раньше полудня, - ответил Захария.

- Святая Тьма, вы же, хозяин, все равно не будете спать, - слуга фыркнул. - Ваша бессонница убьет нас обоих.

Язык придержи, - граф сощурился, - приходи позже, расскажу про приемника короля.

Не слушая дальнейших возгласов и вопросов слуги, вампир повел Далрата в дом, учтиво подставив ему предплечье, дабы тот мог взять его под руку.

Позвольте проводить вас до спальни, - возникло в голове эльфа, когда они оказались в холле. Предложение было риторическим, мужчина решительно, но неспешно поднимался по лестнице.

У двери спальни Далрата, граф перехватил руку лежащую на его предплечье, переплел их пальцы, развернулся к молодому компаньону всем корпусом и легонько прижал того к стене, нависая сверху. Одна его рука упиралась в стену, второй он массировал пальчики эльфа. Глаза вампира были похожи на озера в отблесках пламени коридорных свечей. Он поднес кисть Далрата к губам и поцеловал запястье, едва лизнув его языком, тут же опуская руку и прижимая свою ладонь к щеке собеседника, поглаживая большим пальцем губы.

Спасибо за вечер, мой дорогой, - раздалось в голове эльфа, - спите сладко, я совсем рядом.

Тело Захарии было сильным и горячим, но он отстранился с мягкой усмешкой в глазах, а спустя мгновение бесшумно скрылся в полумраке коридора, его спальня была через четыре двери.

+2

29

--->>>Фанты. Комната для поцелуев, признаний и сюрпризов

Эта утренняя поездка просто обязана была усыпить. Чтобы как на картинках: после бала задремать бездумной головой на плече сильного, красивого и обаятельного. В дорогой одежде, которую он для тебя недавно приобрел, с кольцом на пальце, которое он тебе подарил, чтобы надежнее оберегать. Но сон эльфа избегал. А, может, просто не мог пройти через болото размышлений, расползавшееся все шире.
Ниран, Ниран, где же ты, душа моя, с твоим простым и понятным скептицизмом? Чудовищным фатализмом и красочным сарказмом. Мы не ждали ничего хорошего, и оно никогда не случалось – простое правило, чтобы не впасть в отчаянье, но и не стать счастливыми. Единственная правильная стратегия для нас, ведь, будем реалистами, шансы на последнее казались невероятно малыми. У нас было одно общее злое торжество на двоих, которым мы упивались, чувствуя себя королями даже в стоптанных ботинках и без гроша в карманах. А сейчас.... Странно. Я думаю о тебе и чувствую себя предателем.
Далрат незаметно провел большим пальцем по кольцу, немного поворачивая его. Призрачный, неуловимый блеск на гранях цветка.
Конечно, мы обязаны были сегодня встретиться. О, и я уверен, что ты меня сейчас люто ненавидишь. Думаю, мой труп лучше вписывается в нашу картину мира, нежели я живой и в шелках. Я бы тебя в такой ситуации ненавидел. И, всего вероятнее, презирал. Как же все сложно.
Он утомленно прикрыл глаза, вспоминая, как вместе с себе подобными стремился к гибели каждый новый день. Со злым смехом, с развязным, показным безразличием к своей судьбе. Ничего не существовало кроме пороков, которым было можно и даже следовало потакать. Но теперь…. Что ждет его теперь? Захария ищет искренности и честности. Честности, над которой принято было смеяться, и на которую так внезапно чутко отреагировал Далрат. Что-то хорошо забытое, похороненное болезненно шевельнулось в груди. Опасно. Эльф глубоко и резко вдохнул, вполуха слушая фразы кучера. Видимо, шла беседа между ним и графом, в которую Оса не посвящали. Должно быть, берегли его сон. Далрат уже было вознамерился оповестить, что вполне себе в сознании, но передумал. Не такой уж и содержательный был разговор. Всю оставшуюся дорогу в голове эльфа гулял туман, из которого то и дело выскакивали картины прошлого. Далрат честно пытался найти в них хоть что-нибудь подходящее к настоящему, полезное, но не мог.

Сильвио был прекрасен. Ему обязательно нужно было подарить ночной колпак. Причем собственноручно сшитый – благо, Далрат умел кое-как шить, жизнь научила.
Бессонница? – он вопросительно посмотрел на графа, но решил не уточнять. Впереди еще маячило несколько сотен лет для выяснения деталей. То же относилось и к приемнику Ашера. Самое-то интересное эльф ушами и прохлопал. Вот так оно и случается по рассеянности. Заснул в одной стране – проснулся уже в другой.

К хорошему быстро привыкаешь – эльф механически воспользовался предложением графа пройтись под руку. А вот проводы до спальни в его планы не входили, но тут, как видится, вариантов предложено не было. Далрат нервно сглотнул, как и полагается в таких ситуациях, подумывая о чем-то…таком. Сразу нахлынули воспоминания о недавних фантах. У двери эти воспоминания усилились, ударяя в голову вместе с кровью. Тело предательски чутко реагировало на все прикосновения этого вампира. Далрату, по жизни считавшему себя непривлекательным чурбаном в плане чувственном, внезапно открылись новые горизонты. Впрочем, деревянным он стал скорее от бесперспективности, чем по убеждениям. Да и излишняя избирательность при его внешности как-то чувствительно вредила появлению тех самых перспектив. Сердце громко стукнуло и спряталось где-то внизу живота – эльф прикрыл глаза, унимая дрожь от прикосновения чужих губ к своему запястью. Глаза прикрыл намеренно, чтобы не подпасть под глубокий гипноз необычного взгляда. 

А вот это «совсем рядом» звучало как провокация, - сухо констатировал рассудок, отделившийся от поплывшего в романтических флюидах тела.
Нет, нет, ты же за ним не пойдешь? Ведь так? – с волнением продолжило сознание после паузы, покуда эльф с бессмысленной улыбкой смотрел вслед исчезнувшему графу, - зачем тебе к нему? Вот иди лучше спать. Нет! И не думай о сильном теле, страстных поцелуях и всякой такой ерунде. У него наверняка ноги холодные, а одеяло одно. Не хочешь спать? Иди лучше книжку почитай и напиши короткое эссе на тему бессмысленности бытия. Это как мы любим, как мы умеем. Не зря же один замечательный слегка сбрендивший вампир придумал термин «сублимация»?
Далрат постоял в нерешительности, взвешивая свои желания. Сейчас больше всего на свете ему хотелось просто лежать рядом с Захарией и заснуть, перебирая его волосы. Иррациональное желание, больше подходящее ребенку. Должно быть, Ос сегодня слишком много раз слышал это обращение «мальчик». Но, с другой стороны, он действительно сейчас, у этой двери, оказался более одиноким, чем когда бы то ни было в самом незнакомом для него новом мире.
Ерунда вопрос. Я же с тобой. Всегда любящий тебя рассудок. Ты, конечно, иногда меня теряешь. Часто. Но я не в обиде. Мы все еще добрые друзья.
Эльф усмехнулся, устало проведя ладонью по своему лицу. Да, в этой голове давно пора навести порядок. Он решительно скрылся в комнате и уже спустя пять минут обнимал подушку так, будто душил должника.

Отредактировано Далрат Ос (2013-11-18 23:41:09)

+2

30

Одеяло у Захарии действительно было одно. Роскошное огромное одеяло. Свисающее по бокам кровати до самого пола. Одеяло, под которым можно было упрятать десяток сомневающихся в себе эльфов. А еще граф был сильным, горячим, и ноги у него никогда не мерзли. Однако все это не означало каких-либо провокаций с его стороны. Произнося это свое «рядом», он имел в виду только то, что сказал. Мужчина вовсе не ждал, что его юный компаньон прыгнет в его постель в первую же ночь, впрочем, против этого он тоже не был. Вот такая вот искренняя лояльность к потребностям организма и никакого предвзятого отношения к физиологическим реакциям. Словом, господин Виже-Лебрен не судил существ по скорости сближения.

Он прошел в свою комнату, избавился от одежды, набросил халат и прошествовал в купальную, где принял горячую ванну и побрился. Чуть позже он устроился на широкой кровати с книгой, задремав на середине страницы и проснулся ровно через два часа. Сильвио сидел в кресле и что-то писал в блокноте, явно подсчитывая расходы на продукты. Захария никогда скрупулезно не считал денег и не заставлял слугу вести подобные книги, зная отлично, как обстоят дела и прекрасно оценивая все риски связанные с фабрикой. Сильвио тоже великолепно понимал, что дела идут и финансов им хватит на много столетий, даже если Виже-Лебрен вдруг эту фабрику закроет, например, завтра. Но ему очень нравилось вести все эти блокноты и тетради, подчеркивая собственную значимость. Причем оценивал он только продукты, свечи и лекарства, считая, что остальное в его компетенцию не входит.

Я велел тебе идти спать, - возникло в голове у слуги.

- Я поспал, - ответил слуга невозмутимо, - но мысли о приемнике короля сводили меня с ума. Его Величество ведь не собирается… - слово «уходить» повисло в воздухе.

Покинуть нас? – Захария рассмеялся своим кашляющим смехом, больше походившим на астматический припадок. – Полагаю, нет. Я бы даже сказал, что уверен на все сто процентов. Ашер укрепляет позиции, Сильвио. Рамон де Морт, отличная кандидатура. Наш темный король обучит его максимально. Согласись, что это необходимо, иметь того, кто тебя ненавидит настолько сильно, чтобы без всяких экивоков защищать твой трон.

- Согласен, - Сильвио кивнул, - прекрасный Герцог Воздуха тот еще фрукт. Хитрый, расчетливый, холодный. Всего вдосталь, чтобы впустить в сердце Тьму. Я уважаю этот вид магии, но хорошо, что вы вовремя остановились и направили свой мрак в нужное русло.

Каждому свое, - ответил граф, - я не стремлюсь к власти. У меня ее достаточно. Мне интересны иные аспекты жизни и смерти, я ученый. Именно поэтому я очень уважаю Зей-Дэгона, он тоже ученый.

Они еще некоторое время говорили о короле, приемнике, немного о Луисе, о бале, а потом мужчина поднялся.

Принеси мне садовые ножницы, - попросил он, доставая из шкафа домашние брюки и белую рубашку. – Я хочу срезать кое-что.

Сильвио отложил свои записи, и направился в сад, куда в последствии пришел граф, успевший накинуть халат поверх рубашки и обуть домашние туфли из мягкой кожи. Некоторое время они пререкались из-за крапивы и в итоге слуга все-таки надел перчатки и принялся выдирать кусты, бурча себе под нос проклятия. Захария же бесшумно бродил по саду, что-то срезая и складывая в корзину.

Чуть позже дверь в комнату Далрата приоткрылась, замерцал кристалл в раме, имитирующий разбитое зеркало, по комнате проплыл морок, который усыпил эльфа чуть сильнее, внедряя в его сны бескрайние леса и поля, единорогов, необыкновенных зверушек, цвета и запахи озер. В спальню проскользнул граф. Некоторое время он передвигался в темноте, чем-то шуршал, а потом ушел.

Теперь, когда Далрат проснется, он обнаружит, что вся его постель и весь пол усыпаны головками разноцветных осенних цветов и ароматными травами. А на тумбочке в вазе стоит огромная корзина полная яблок и вишен.

Захария же уже давно будет сидеть в кабинете восстанавливая утраченные бумаги.

+3

31

Воздух был какой-то не такой – не таким, каким его оставил Далрат перед тем, как уснуть. Чуткое обоняние раньше головы подсказало эльфу, что по пробуждению его вновь ждет сюрприз. Сюрпризов, как мы помним, Ос по понятным причинам опасался. Например, он вполне мог обойтись без парочки головорезов прошлым утром.
- Сила Авилишева, - прошептал он испуганно спросонья, резко привставая на постели и натягивая на себя одеяло так, будто последнее являлось невероятно сильным амулетом против любого зла. Первым лихорадочным порывом эльфа было воскликнуть «это не я!» и судорожно все убрать. Вторым – выбежать из комнаты и запереть ее с той стороны…, кто знает, какая хитрая бестия провернула такой фокус, пока эльф спал? Вдруг она еще здесь? Но мысль о «хитрой бестии» почему-то очень скоро трансформировалась в образ Захарии, который, вероятно, и был автором этого утреннего, цветочного хаоса в комнате Далрата. Такой сюжет был вполне реалистичен. Куда реалистичнее нежданного полтергейста, который решил казнить Оса цветами. Нерешительная улыбка появилась на заспанном, бледном лице.
Это… мне? – пожалуй, в этот момент эльф понял суть сюрпризов, которые, как оказалось, совсем не обязательно способствуют членовредительству. Да, можно было и раньше догадаться, что без графа тут не обошлось. Не просто же так Далрату среди обычного хаоса снов про эпидемии и мировое зло внезапно померещились сытые единороги с пушистыми гривами. Фирменный почерк графа? Было что-то необразованное, диковатое в реакции эльфа на этот утренний сюрприз. Но никогда прежде ему не оказывали таких знаков внимания, поэтому реагировать на них подобающим образом он не умел, разрываясь между словами восхищенной благодарности и привычными нормами вежливости. Далрат задумчиво сжевал вишенку, подозревая в себе чувственную безграмотность в большей мере, чем когда бы то ни было. Вот так и выясняется, что объектом чьего-то внимания быть намного сложнее, чем это самое внимание проявлять. Обычно эльф занимался последним и, разумеется, чаще всего безуспешно. 
Принять ванну и привести себя в порядок не потребовало много времени. Куда больше его ушло на то, чтобы потыкаться мыслью в привычный распорядок дня и признать оный непригодным. Конечно, оставалось одно – побродить по дому и поискать себе занятие. В случае фиаско у него всегда оставались дела, на которые традиционно не хватало времени. Например, порисовать, наконец, сесть за вожделенную, недавно купленную книгу, … сшить Сильвио ночной колпак в конце концов.
Далрат и сам не заметил, как дошел до кабинета, видимо, в бессознательных поисках, что бы еще сломать или уничтожить. Захария был тут…, это чрезвычайно обрадовало. Где-то подсознательно эльф все еще считал графа плодом своего воображения. Но нет, вполне реальный. Даже можно потрогать. Чем, собственно, эльф и воспользовался. Он опустил одну руку на плечо вампира, а второй положил на стол перед Захарией захваченный из своей комнаты едва раскрывшийся бутон.
- Это утро явно лучше вчерашнего. Спасибо. Ммм, - он посмотрел на бумаги, болезненно сощурился, - если я заслужил такое утро вчерашней выходкой, то, пожалуй, доставайте еще бутылку вина и покажите мне, где у вас тут ценные чертежи.
За шуткой эльф пытался скрыть неловкость. Он хорошо помнил, что граф обещал ему исправительные работы.

Отредактировано Далрат Ос (2013-11-21 01:34:47)

+2

32

Захария слышал, как Далрат бродит по дому. Он знал каждую половицу, каждое поскрипывание каждой двери, шаги каждого из почти невидимых и замкнутых жильцов этого огромного и мрачного дома. Ему не надо было прислушиваться, все эти звуки шли привычным фоном и острый аналитический ум отмечал их где-то на задворках сознания. К этому существу в этом доме невозможно было подкрасться незаметно.

Когда рука легла на плечо графа, он не сразу обернулся, но пощекотал пальцы молодого компаньона пером, а потом отложил то и погладил эти пальцы уже рукой.

Моя маленькая, но очень активная стихия проснулась и готова к новым свершениям, - раздалось в голове у эльфа и мужчина, поднял прозрачные глаза, из которых тут же исчезла сосредоточенность, сменившись мягким одобрением. Он отодвинулся от стола вместе с креслом и перехватил Далрата за талию, ловко усаживая к себе на колени. – Готовы к новым свершениям?

Вампир щурился, как огромный сытый зверь.

Я рад, что сюрприз впечатлил, но это не награда, это просто знак внимания. За то что вы такой очаровательный. А что касается вчерашнего происшествия с вином, вы все еще должны мне помочь. Если не ошибаюсь, вы маг воды? Расскажите мне, что вы умеете?

Он взял со стола цветок и устроил в волосах эльфа, разглядывая полученный результат с интересом.

+2

33

Нет, он не смутился, хотя предпочитал сидеть на чужих коленях только под шампанское и ближе к ночи. В этом случае обычно не было обязательств, да и утром никто цветами комнату не украшал. То ли дело сейчас. Далрат обнял одной рукой графа за плечи, улыбнулся уголком губ, спокойные серые глаза смотрели на Захарию открыто, на равных. Если вампиру больше нравился такой ракурс при беседе, то почему нет? Вот такая вот искренняя лояльность к потребностям организма.
- Устраивать потопы, - ответил задумчиво, холодными пальцами коснувшись открытой шеи графа, - вы уже от одного пострадали.
Он мягко прикрыл глаза, пытаясь переключиться на серьезную беседу. На чужих коленках с цветком в волосах это было сделать не так-то просто.
- Вы же знаете, что я плотно подсел на вампирские клыки в юном возрасте. До этого времени подавал надежды, но потом …., - пожал плечами, - сейчас я стараюсь не пользоваться магией, чтобы не привыкать к ней. Но для успокоения совести иногда практикуюсь.
Далрат, конечно же, немного лукавил, но делал это искренне. В свои заслуги он магию не ставил. Будучи скрытым перфекционистом, он признавал только выдающиеся результаты, а средние…, что ими гордиться? Признаться, он действительно отвык от использования своих сил в быту, предпочитая воду из графина воде из воздуха. Эльф дотронулся указательным пальцем до кончика носа вампира, оставляя на нем прозрачную каплю. Влажность из-за дождя способствовала незамысловатому гидрокинезу. Эту же каплю он убрал коротким прикосновением губ. Прищурив глаза от удовольствия, Далрат продолжил
- Лучше скажите, что требуется. А я подсчитаю, на какой потенциальный ущерб вы подписываетесь.

Отредактировано Далрат Ос (2013-11-21 22:54:19)

+2

34

Было приятно, что после вчерашних игр, молодое существо не испытывает ненужного чувства стыда, или прилива необоснованной скромности. С другой стороны, превосходному настроению способствовало то, что природная неловкость, искренность и некоторая растерянность присущая этому существу не сменилась вульгарным панибратством. Казалось тот выбрал золотую середину поведения и следовал ей, наслаждаясь возможными вариантами контакта и поиском точек соприкосновения, как и граф.

Подсесть на клыки, это несомненно неизбежный исход практически для каждого эльфа в современных реалиях, - внушил он Далрату, - вопрос в том, насколько ответственен поставщик сего наркотика. Если тот, кто вонзает в вас клыки, совершенный и законченный эгоист, о развитии магии и речи быть не может. Если же он заботится о вас, или хотя бы о том, чтобы эльфы не вырождались, пусть даже ради собственной выгоды, он станет обучать вас. Но видимо, мой милый мальчик, вы не то что заботливых, хотя бы мудрых не встречали.

Граф с легкостью удерживая эльфа на руках, поднялся на ноги, а потом поставил того на ковер, чуть отвел назад, удерживая на руку и оглядывая с ног до головы.

Вот что я вам скажу, мой очаровательный белый лебедь, - прозрачные глаза изучали молодого компаньона, - вашу совесть с сегодняшнего дня предстоит успокаивать мне. Пойдемте со мной, - он потянул Далрата за собой, увлекая прочь из кабинета в коридоры особняка, поднимаясь по лестнице выше и выше.

В одном темных из пролетов, Захария остановился и зажал эльфа в угол, нависая над ним и играючи обнажая клыки. Глаза в глаза, опасный дикий зверь, чуть насмешливый взгляд.

Совсем забыл сказать. Однажды, - раздалось в голове Далрата, - я попрошу вас создать много таких капелек по всему моему телу. А если вы соберете их тем же способом, каким похитили одну с моего носа, то умудритесь свести меня с ума. Но сейчас, я научу вас кое-чему другому.

Он тут же отстранился, не давая опомниться, будто этого короткого мгновения вовсе не было, и невозмутимо повел Далрата вверх. Вскоре они оказались к просторной комнате с широким столом по центру, явно предназначенной для магических тренировок.

Ну, вот, - Виже-Лебрен, оглядел помещение, - тут мы будем развивать вашу магию.

+2

35

Далрат поймал свободной рукой падающий  с волос цветок, прислушиваясь к словам графа. Неужели Захария собрался его обучать. Это была забота о нем или же упомянутая забота о будущем не вырождении? Эльф выразительно приподнял бровь. Почему-то Далрат мигом нарисовал себе картинку: он  в окружении магов-потомков, кровь которых высасывают благодарные вампиры. Очень вдохновляюще. На то она и правда жизни.
Пожалуй, придется привыкать к этому оценивающему взгляду.
Журавль, - поправил эльф мысленно. Эта длинная, белая птица по непонятным причинам нравилась ему больше любой другой. Когда-то Далрат прочел толкование семейного герба, на котором красовался журавль, держащий в лапке камень. Если птица заснет, она уронит камень и проснется – символ бдительности, защиты стаи от неприятеля. И что-то тогда в голове эльфа перемкнуло – проникся он глубоким чувством к этой одновременно грациозной и неловкой птице, наверное, обнаружив в себе что-то от нее.

Он покорно последовал за вампиром, все еще витая где-то в облаках, поэтому внезапное (другого слова не найти) нападение стало…действительно очень внезапным. Первым движением эльфа было упереться ладонями в грудь графа. Жест бессознательный, охраняющий личное пространство. Но если тело действовало согласно регламенту, ум оставался спокоен и бесстрашен. Он не чувствовал угрозы от Захарии, по крайней мере пока не видел за собой никаких существенных оплошностей. Слова же все расставили по своим местам, определив характер этого соприкосновения. Пауза в мыслях повисла густая, насыщенная феромонами – пальцы слегка сжали ткань халата, а в глазах мелькнула тень обещания. Это уже было нечто большее, чем намеки и полутона. Да, для Далрата недавние ерзанья на чужих коленках, ненавязчивые ласки и цветы вполне вписывались в понятие «просто дружим» (расширенное такое понятие с физической опцией "под настроение"). А вот озвученная процедура никак в эти рамки не влезала (даже расширенные). Вот только сейчас случилось откровение – граф находил его привлекательным. В системе ценностей эльфа было разрешено увлекаться кем-то, но почему-то отчаянно игнорировалась возможность обратного. М, … кто там что говорил про скорость мысли, которая выше скорости света? Обескураженный этим открытием эльф только и успел, что открыть рот, не особенно понимая, что хочет сказать. А Захария уже сменил вектор, как будто Далрату это все только что померещилось. Хороший повод для вдумчивой рефлексии. Осталось только уточнить календарную дату этого «однажды».
Ос пришел в себя уже стоя в комнате, как-то растерянно осматриваясь. Он обнял себя за плечи, по привычке сгорбившись.
- А если она не захочет развиваться, мы отправимся в подвал и будем развивать уже мою мотивацию? – улыбнулся он бледно, все еще борясь с назойливыми картинами, которые случатся …«однажды». Он, разумеется, шутил. То, что Захария не станет его наказывать, было ясно. Просто воспоминания снова встрепенулись, нашептывая некогда привычный алгоритм.
Далрат прошелся по комнате, оглянулся на вампира.
- Я благодарен вам. Даже за одно желание. Магия – она как …, как второе зрение или слух. Лишняя пара рук. Если привыкаешь к ней, потом очень сложно отказаться. Чувствуешь себя инвалидом. Поэтому я не занимался, так как…. Ну вы поняли. Вы хотите протестировать меня? Или сначала покажете, что умеете сами? Хороший пример, как и дурной, является неплохим стимулом.
Последнее было сказано с игривой усмешкой в голосе. Да, пожалуй, эльф дразнил своего покровителя.

+3

36

Вампир подошел к молодому эльфу вплотную и положил руки ему на плечи, заглядывая в глаза. В его взгляде промелькнуло легкое раздражение и досада. Видимо такой шутки он не понял.

Чем, по-вашему, я занимаюсь в своем подвале, в который вам не было рекомендовано спускаться? – всплыло в голове у Далрата, - глотаю младенцев? Вырываю языки пойманным на могиле Лорэлея деткам? Или может быть подобно куколкам бабочек, или добыче паука, у меня там висят семь святых, замученных мною эльфов? - он нахмурился. – Подвал место для темной магии. Я практикую её, Далрат, и вам придется с этим смириться. Но это вовсе не значит, что я негодяй. Постарайтесь уложить в своей светлой головушке, мой мальчик, я никогда не наказываю никого без надобности. И я никогда не наказываю никого жестоко. Не далее, как вчера, я убил существо у вас на глазах. Убил хладнокровно. Но это не было наказанием. Это был бой. Пусть короткий и в совершенно портовом стиле.

Граф отвернулся и отошел к окну, задумчиво глядя на пейзаж, некоторое время не прерывая тишины, а потом будто переключился, оборачиваясь. Взгляд снова был теплым.

Вы правы. Стоит начать с демонстрации. Большинство учителей, начиная обучать магии, или развивать ее уровень, - возникло в голове у эльфа, - делят любой ее вид условно на два раздела. Магия боевая и магия бытовая. Я докажу вам, мой милый, что это утопия.

Захария поманил эльфа к себе. Когда тот подошел к окну, взял за руку и усадил на широкий подоконник, а сам вышел на середину комнаты. Он вытянул руку, сделал несколько коротких вращательных движений кистью и собрал из воздуха безликую, белую, как густой туман фигуру. Потом он приложил руки к своему лицу, а фигура обрела черты. Захария витиевато провел ладонью у себя над головой и иллюзорное существо окончательно проявилось. Это была точная копия Виже-Лебрена.

Безжизненный болван, мой близнец, которого я использую для тренировок, - пояснил мужчина, легко улыбнувшись, - не переживайте о нем. Это просто иллюзия. Он даже не телепат. Просто сгусток вашего и моего воображения.

Вампир сбросил халат, болван остался в халате.

Так вам будет проще нас отличать, - внушил он Далрату. – Итак. Начнем с простейшего боя. Мой противник не настоящий маг, но будет практиковать разные техники, которым я не обучен. Эффект будет сугубо визуальным, так что не факт, что я бы победил его, будь он настоящим. Все зависело бы от его уровня, мастерства и силы. Вы должны понимать, мой дорогой, что можно одолеть кого угодно при желании, обладая определенной сноровкой и острым умом. Только вот цели не всегда оправдывают средства. Порой из боя никто не выходит победителем. Но, в любом случае. Когда на кону жизнь, стоит идти до конца. И не важно, ваша это жизнь, или чья-то еще. Но хватит болтовни… Как говорилось в одной старой балладе. «Благословляю вас на бой иль драку. Вослед врагам всегда найдутся и друзья. Деритесь там, где это можно, слава Мраку, и уж конечно, там деритесь, где нельзя».

Он улыбнулся и повернувшись кивнул близнецу, коротко тому поклонившись. Копия поклонилась в ответ и напала. Нападение было огненным. Хлесткий упругий язык пламени, как длинный кнут вырвался из ладони иллюзорного графа, тот перехватил ее у основания, будто у огня была рукоять и хлестнул посылая волну в сторону партнера. Настоящий Захария вытянул руку вперед, она покрылась коркой тонкого льда, он поймал плеть, раздалось шипение, огонь растопил лед, но ожог на ладони оказался гораздо меньшим, чем мог быть. Кроме того, огонь тоже ослаб. Это короткое столкновение дало возможность копии создать свободной рукой второй кнут, а Захарии припасть на одно колено, увернуться от него и создать водную сферу, которая ударившись в ладонь нападающего заморозила ее. Руку, на которой был ожог, граф снова заморозил, в второй зачерпнул из воздуха воду и плеснул в лицо копии. Болван уже успел растопить лед на руке и как раз воспламенил рукав рубашки Захарии, вода, попавшая в глаза стала для него неожиданностью. Впрочем, и настоящий граф теперь был несколько выбит из колеи, замораживая рукав вместе с рукой до самого локтя. Копия отошла от воды быстрее и метнула в оригинал ядро, от которого граф увернулся. Его замороженная покрытая ожогами рука не функционировала, застыв в одном положении, но он управлялся левой, вызывая локализованный ливень, чтобы избавить себя от дальнейших возгораний. Ливень практически смыл противника, заставляя его захлебываться водой. Но тот не сдался, внезапно сменив вид магии. Вокруг копии создался вихрь, не только разгоняющий капли, но и направляющий их потоками воздуха в сторону Захарии, тому ничего не оставалось, как прекратить дождь. В эту же секунду в графа полетели воздушные сферы, которые сбили его с ног. Захария не сопротивлялся, он упал на спину и внезапно полностью растворился в воде, затопившей пол по щиколотку. Близнец прекратил атаку, прислушиваясь и присматриваясь. Он резко обернулся и прямо перед ним возник Захария, проткнувший его кинжалом. Болван хлопнул ртом, пытаясь поймать воздух, как выброшенная на берег рыба и растворился в воздухе. Сам граф плюхнулся на колени в воду, упершись рукой в пол и устало глядя на Далрата. Он провел ладонью перед собой, добиваясь, чтобы все исчезло, включая воду на полу, и сел привалившись спиной к ножке стола.

Вот так примерно, - мысленно сообщил граф. – Подайте мне воды, дитя, я поясню вам несколько моментов, - и добавил, - в моем возрасте сложно драться одной рукой за двоих, еще и создавая такую иллюзию.

Прозрачные глаза смеялись.

Итак, я использовал пять видов магии воды, которая присуща и вам и мне. При этом я старался не усложнять. Первый вид, это зеркало, когда я могу покрываться толстым, или тонким слоем льда. При этом, обратите внимание, не было необходимости применять зеркало масштабно и тратить силы. Противник бил локализовано и я использовал так называемый бытовой эффект, замораживая исключительно руку, причем одну. И очень тонким слоем. Это широко используют повара и официанты, чтобы переставлять горячую посуду, или на время отвлечь себя от ожога. Из этого вы должны сделать вывод, что всегда необходимо разгадать тактику противника и растрачивать силы прямо пропорционально ей, - Захария улыбнулся. – Зеркало защитило меня от боли, погасило удар плетью, не дало ожогам на предплечье отвлекать от боя. Однако, я лишил себя руки, заморозив ее. Из этого вы должны сделать вывод, что магу просто необходимо быть амбидекстром, то есть владеть левой и правой руками в одинаковой степени хорошо. Это касается и магии и оружия. Мне не пришлось выбирать, какой рукой пожертвовать, схватив плеть. А вот мой противник метил в правую. Это было его стратегической ошибкой. Далее, - он нахмурился припоминая, - я использовал слабую сферу всего один раз, чтобы тоже лишить его одной руки, хотя бы на время. И простейший гидрокинез, чтобы собрать воду и просто плеснуть в глаза. Ни тем, ни другим я не нанес своему близнецу вреда, просто дал себе передышку. Затем я вызвал дождь. Локализовано, разумеется, для масштабных акций, признаюсь, уровня не хватит. Зато количество воды, вынудило противника захлебываться. А затем я усложнил задачу, переквалифицировав иллюзию в мага воздуха. Это дало вам возможность увидеть, что даже такие мощные заклинания, как дождь, могут быть бесполезными. Он не просто отразил воду, он направил ее против меня, вынудив убрать, а потом сбил с ног. Вот тут у меня не оставалось выхода и я применил максимум своих возможностей слившись со стихией. Я потратил невероятное количество сил на это. Кроме того, у меня было с чем сливаться, благодаря тому, что я «подготовил» воду с помощью дождя. Не будь этого, теоритически, я был бы мертв. Ну и в конце, я не гнушался применением обычного оружия, - мужчина рассмеялся своим астматическим смехом, - что было довольно рискованно, потому что маг воздуха, при хорошей реакции и уровне гиперболизации выше среднего, мог легко почуять, как я вышел из стихии, на несколько секунд раньше и посадить меня на нож, или хотя бы сбить с ног. Но тут уж, я себе подыграл, чтобы вы восхищались победителем.

В прозрачных глазах стояла усмешка.

Однако, вовсе не всему этому я хотел научить вас именно сегодня, а одному из интересных и простых свойств гидрокинеза, который позволит нам восстановить часть уничтоженных вами записей. Но, для начала, мне необходимо передохнуть и очень хорошо поесть. Вы завтракали?

+4

37

Эльф хладнокровно следил за этим поединком, примеряя к себе создаваемые ситуации. Да, во многом он действовал бы аналогично Захарии. За свою недолгую жизнь он уже успел понять, что даже самая безобидная на первый взгляд магия может быть использована в самых немирных целях. Серые, невыразительные глаза прищурились, когда граф пожертвовал одной рукой, строгие губы сжались в тонкую линию. Нет, его сердечко не зашлось от горя, что вот  Захария сейчас слегка пострадал. Скорее эльф считал такой поступок не самым лучшим с точки зрения тактики, но с другой стороны болван мог использовать разные виды магии, что сильно усложняло задачу обороны. Далрат так увлекся боем, что сам того не сознавая повторял в миниатюре действия графа, чувствуя на своих ладонях покалывание холода. О, для него сейчас все происходящее выглядело не просто постановочным поединком, но вполне реальным боем. У эльфа была страстная натура, может поэтому, он кидался во все мероприятия бездумно, готовый пойти на все ради победы. Не зря граф произнес свою вступительную речь, к сожалению, словами одними до этой светлой головушки не достучаться. Наверняка придет час, когда Далрат сильно разочарует своего покровителя, но пока эльф просто считывал все движения и учился с той же страстью, с которой готов был на любые иные, менее благородные занятия.
Да, финал был правильным. Таким, каким эльф его предвидел с самого начала. Стихия воды, как чувствовал ее Далрат, была хитрее любой другой. Пожалуй, будь то настоящий бой с участием Оса, он бы постарался провернуть нечто подобное в начале (буде под ногами достаточно воды). Плохое решение, если не знаешь сил противника, но одновременно с этим – прекрасный повод их выяснить. Разумеется, если останешься жив.

Он смотрел на уставшего вампира со смесью удивления и внимания. Захария представлялся кем-то вечным, поэтому эти небольшие повреждения вкупе с общей усталостью Далрат не воспринимал серьезно. Он был благодарен за полученный урок, считая все остальное простыми издержками. В конце концов, если граф хотел вырастить из этого остроухого что-то путное в плане магии (и личностном тоже), то травмы были неизбежны. Скорее всего, с обеих сторон. Может, детей Захария и не употреблял вприкуску к утреннему омлету, но темная магия всегда темная. А это накладывает свои отпечатки, даже если того не желаешь. Просьба подать воды в такой ситуации вызвала улыбку. Может, устроить грибной дождик? До ливней, пожалуй, еще стоит поучиться.
Ну да, в вашем возрасте…. На создание одного такого разумного болвана, обладающего несколькими видами магии, у меня уйдет еще лет двести, - мысленно улыбнулся эльф.
Он соскочил с подоконника, подходя к вампиру, присел на корточки рядом с ним, выслушивая пояснения к только что увиденному. Да, бой, разложенный по полочкам, дал ответы на некоторые вопросы. Одинаковое владение двумя руками из всего перечисленного было, пожалуй, наибольшей проблемой. Вот такой амбициозный и самоуверенный ученик попался Захарии. Эльф с загадочной улыбкой поднес к губам вампира ладонь, наполненную водой. Что-то напоминает, не так ли? Но если уж мы практикуем магию, к черту бокалы.
- Спасибо, я запомню урок. В следующий раз, правда, я хотел бы сам повоевать с вашим двойником. И да, победителем я восхищаюсь, - от улыбки у глаз появились тонкие морщинки, - завтрак был бы уместен. 
Он приблизил свое лицо к лицу графа, почти касаясь его губ так, будто успел соскучиться за этот короткий поединок, пока Захария был занят другим. Эльф сладко сощурился, чувствуя сейчас себя почему-то намного сильнее несколько замотавшегося вампира.
- Вы действительно хотите воды? Может быть, я могу предложить что-нибудь более подходящее для вас в этой ситуации? – и бровка взлетела, украшая лукавой усмешкой это и без того весьма самодовольное выражение, - уверен, что после мне все равно хватит сил справиться с вашим новым уроком.
Ос не врал - это тщедушное тельце было способно на чудеса выносливости. Эльф немного склонил голову, обнажая шею, свободной рукой убирая светлые волосы. Это было бы справедливой платой за полученные знания. Даже нет, это было бы желанной благодарностью. Что ж, у Захарии есть выбор.

+3

38

Молодой компаньон был очень близко. Такая близость называлась опасной, особенно, если рядом с обладателем очаровательных заостренных ушек находится голодный вампир. Захария усмехнулся. Он остро ощущал запах эльфа, запах его нежного угловатого тела, запах его водяной магии, запах вишен, которые тот пробовал с утра, запах осенних цветов. Все эти ароматы смешались в единственный и неповторимый так, что сводили с ума и кружили голову мужчине.

Повоевать с моим двойником? – всплыло в голове у Далрата, и прозрачные глаза посмотрели на того с искренним интересом, - что ж это будет любопытно и, полагаю, продуктивно. Но учтите, мой близнец иллюзорен, что позволяет ему не только владеть всеми видами магии, но и быть довольно подлым и хитрым. Правда и урона вы получать не будете, так как заклинания будут исключительно визуальными. Так что в некотором смысле равновесие гарантированно.

Граф улыбнулся, разглядывая черты лица Оса, будто запоминая их, изучая в мельчайших подробностях. Его взгляд стал серьезным, когда эльф, так смело, предложил своему собеседнику выбор.

Оба способа, - Захария подался вперед, обнимая Далрата за талию, притягивая к себе рывком, вынуждая оседлать свои бедра, чтобы не потерять равновесие, - утоления жажды так заманчивы. Мне так сложно определиться… - при этом вампир исхитрился перехватить запястье Далрата так, что вода не пролилась. Он поднес его к губам. Только не к своим. А к губам молодого компаньона, - пейте и не вздумайте глотать мою воду, - указательным пальцем мужчина приоткрыл губы эльфа и, наклонив ладонь, тонкой струйкой влил в рот, прохладную жидкость. Потом он переместил руку к себе и слизал остатки влаги, начиная от запястья и заканчивая средним пальцем.

Еще один рывок и вот уже Далрат каким-то чудом почти опрокинут на спину на ковер, а Захария, бережно придерживая его под затылок и под спину, навис над ним диким зверем с мерцающим взглядом.

Не вздумайте глотать мою воду. Ни при каких обстоятельствах, - возникло в мозгу эльфа. Тяжело дыша, граф склонился к его шее. – Потому что я выбрал, чем, из столь щедро предложенного ассортимента, утолить жажду. Я возьму всё.

Сначала бьющейся жилки коснулся язык. Он, будто извиняясь за то, что собирается сделать его владелец, обласкал ее кончиком, потом плотно зализал всей плоскостью. И следом в ход пошли губы. Вампир целовал жадно, втягивая кожу, едва щекочуще задевая клыками, а потом те мягко вошли. Очень интимно и бережно, как будто плоть небезразличного актива проникает в девственника. И Виже-Лебрен сделал глоток. А потом еще один. И отпустил, приподнимаясь и заглядывая в глаза Далрата.

Вы балуете меня, - внушил он эльфу, - раз в сутки это очень любезно. А теперь я хочу запить один нектар другим, - красиво очерченные губы прижались к приоткрытым, тонким и прямым. Язык толкнулся в рот, не спрашивая разрешения, завоевывая территорию. И отбирая воду, смешавшуюся со слюной. Это был не просто поцелуй. Граф пил. Кончик языка проник в каждый закоулок, дотронулся до каждого зуба, изучил небо, вылизал десны, обласкал язык так глубоко, как мог, даже забрался под него. Поцелуй был долгим, Захария будто смаковал его. При этом он так и не закрыл своих почти бесцветных глаз, впитывая каждую эмоцию молодого компаньона. Его рука забралась в светлые волосы, массируя затылок и кожу головы, лаская пряди и чуть оттягивая их. Когда же он, наконец, отстранился, его тело было горячим, как раскаленный металл.

Поднявшись на ноги так же неожиданно, как он делал все, вампир подал эльфу руку.

Кажется, вы сказали, что завтрак вполне уместен, - отозвался он, с легкой теплой усмешкой в глазах, - тогда нам стоит разыскать самого расторопного слугу в мире и попросить его утроить усилия, чтобы поскорее накормить двух голодных мужчин.

+3

39

Знаете, бывают такие моменты в жизни, когда тело становится легким, непослушным, словно чужим. Эта легкость похожа на ощущение приближающейся грозы, когда электричество уже прорезает тревожно замерший воздух. Обычно такое состояние наступает как раз перед тем, как тело начинает тебя предавать. Единственное, что остается – глупо хлопать ресницами, пытаясь расшифровать вмиг опустевшей головой сложный визуальный ряд.

Любое движение вампира становилось все новой дозой смертельного яда для клеток мозга. Тараканы разбежались, побросав нехитрый скарб мыслей из справедливости, политики и плотного завтрака.
Далрат сжал губы, следуя указанию графа, и промычал что-то невнятное (но по интонации вполне понятное), когда Захария провел языком по запястью. Кровь ударила в голову, снова обратив чахоточно-бледного эльфа в цветущую майскую розу с пылко вздымающейся грудью. Тут бы и сглотнуть от прилива эмоций, но нельзя же. Лишь смотреть неподвижным взглядом и ловить каждое движение графа, следовать ему, ложась спиной на ковер.

Эльф выгнул шею, ощущая на коже горячее дыхание. Нет, он бы никогда раньше себе не поверил, что будет так доверчив в руках вампира. Он и сейчас себе не верил, страстно желая ощутить тонкую боль укуса, почувствовать, как пьют его кровь короткими глотками. Согнув одну ногу в колене, Далрат приподнял поясницу, ища большей близости. Руки эльфа обняли графа, холодные пальцы твердым, резким движением сжали рубашку на спине вампира, почти со злостью требуя чего-то, о чем кричало тело, но вот рассудок явно не знал. В силу полного своего опустошения. Слабая, сладкая дрожь пробежала по телу, когда, наконец, после дразнящих предисловий, клыки вошли в кожу. Эльф прикрыл глаза, бесконечно много раз повторяя себе что-то про воду и что ее, вроде как, не надо глотать. Да и Тьма с ней, с водой. Какая вода? Где? Кому какая разница? Сердце отчаянно искало выход из этого дурдома, в котором явно не хватало воздуха, и все переворачивалось вверх дном ежесекундно. Сейчас кровь с такой бешеной скоростью и температурой неслась по этому телу, что граф рисковал обжечься. И этих капель, которыми насладился вампир, было явно меньше разрешенной ему нормы.
Затуманенными глазами Далрат проводил отстраняющееся лицо графа, ловя необычный взгляд, отвечая откровенным признанием в своем проигрыше.

Любезно? – любезно спрашивают о здоровье близких или предлагают прокатиться в карете, но, пардон, не предлагают вонзить в себя клыки и выпить крови. Эльф чуть не сглотнул от этого отрезвляющего слова, дабы пуститься в подробные этимологические разъяснения. Но граф был быстрее.
И всё. И эльф поплыл, как будто натощак выпил стакана два вина. Только намекнувшее на покой тело снова напряглось, возбуждение возвращалось с удвоенной силой. Сначала нерешительно, но все больше увлекаясь, он отвечал на этот поцелуй, лаская чужой язык, иногда настойчиво прогоняя и снова уступая, впуская. Губы Захарии были мягкими – он не требовал и не заявлял о своем превосходстве. Совершенно новые впечатления, которые Далрат не мог ни с чем сравнить…, поэтому он просто наслаждался, разрешив себе забытье, раскрываясь в поцелуе.

А потом все кончилось. Далрат приподнялся на локте, глядя на вампира с невообразимой смесью недавней неги и молчаливой строгости. Светлая растрепавшаяся челка, еще румяное лицо, да и весь какой-то помятый, как будто после бурной ночи в кабаке. О, сложно описать все мысли, разом ринувшиеся в эту голову, перебивая одна другую. Во-первых, эльф не мог сосредоточиться и понять, что только что такое было. Во-вторых (и в главных), он никак не мог себе объяснить, почему это нечто из пункта один не дошло до конца. Коротким движением Ос вытер рукавом влажные губы, словно только что вышел из драки.
- Да, да, да,…да, - повторил Далрат как-то мрачно, хватаясь за протянутую руку.
-Да, - закончил он, вставая на ноги, поправляя одежду, - завтрак. Утроить усилия было бы очень даже кстати, - туманно изрек эльф, глядя на вампира пытливо, как будто пытаясь прочитать что-то новое в лице собеседника. Его немного шатало, но эта слабость и нежданная прохлада должны были скоро пройти, как только все в теле… уляжется. На нужные места.
-Куда там? По лестнице, да? Вниз. Точно-точно, - и эльф ринулся к дверям, как внезапно разбуженный среди ночи фразой «генерал, армия готова к походу, вас ждут!». Тут уж не до подробностей. Когда армия ждет. Даже если ты - простой салага, спросонья пострадавший от дружеской шутки.

+3

40

Замешательство Далрата, его смятение, непонимание, смущение было таким очаровательным, таким трогательным и милым, что Захария не стал подавлять в себе ощущение нежности по отношению к этому необыкновенному, так дразняще отличающемуся от иных, существу. Нет, граф вовсе не считал, что мальчишка идеален, но ему был приятен этот образ, именно чего-то такого ему все прошлые века и не хватало. Чего-то тонко, сложно, запутанно организованного, прячущегося в скорлупу, в ракушку, как перепуганный равлик. И в то же время отчаянного, возможно требующего не только ласковой, но и твердой руки. Нуждающегося в заботе и признании одновременно.

Мужчина догнал своего молодого компаньона, придержал на верхних ступеньках и внушил легко, играючи, шутливо:

Мне нравится, как краснеют кончики твоих очаровательных заостренных ушек, мальчик…

А потом замолчал прислушиваясь. Снизу плохо, явно фальшивя и не слишком мелодично, Сильвио, судя по звону, протирал хрусталь или чистил серебро, а заодно напевал старую песенку. Пока они спускались, по мере приближения, песенка становилась все громче. Она была веселой и не раздражала, даже, несмотря на не слишком высокие способности исполнителя. На нижней ступеньке, Захария остановился и приложил палец к губам спутника.

Пускай допоет, - отдалось в голове эльфа.

Сильвио сидел за широким столом в холле и действительно тер серебро, постукивая, как ему видимо казалось в такт своему пению.

Песенка Сильвио

На свете жил вампир нестарый,
Хотя уже не молодой,
Любил он с грешною гитарой,
Бродить под грешною луной.

А сколько лет вампиру было,
Пожалуй, сам вампир не знал,
И эльфов сколь его любило,
Уже давно он не считал.

Все соловьи ревниво пели,
Когда среди земных тревог,
В последний раз он на дуэли
Сломал острейший свой клинок.

При этом он всю жизнь боялся
Красавца эльфа, говорят,
С которым нежно распрощался
Лет сотен пять тому назад.

С тех самых пор свободен был он,
И сам себе сеньором был,
И с прежним рвением и пылом
Себя с гитарою любил.

Но встретил все ж в коварный вечер
Красавца тех былых времен,
И после бурной этой встречи
Стал даже заикаться он.

Все так же дни вампира мчатся
Среди находок и потерь,
Но слишком трудно объясняться
Сеньору с эльфами теперь.

Видео на песенку Сильвио

Когда песенка закончилась, граф панорамно (так, что Далрат тоже слышал) обратился к слуге:

Что ж, очень недурно, если учесть, что есть существа, которым петь противопоказано и лучше всего оставаться в группе слушателей.

Сильвио подпрыгнул, уронил ложку и в попытке поймать ее, перевернул с дичайшим грохотом поднос, на котором было собранно, похоже, все столовое серебро в доме. Виже-Лебрен и бровью не повел, глядя, как фамильные ценности звучно рассыпаются по полу.

- Мрак и Тьма! Хозяин! – Сильвио принялся не слишком усердно подбирать «сокровища», - когда вы перестанете подкрадываться, как ашаамский тигр? – он выругался, уколовшись о вилку, - посмотрите, что вы натворили. Теперь все придется переделывать, - а потом добавил уже мирно и приветливо, - добрый день, Далрат, еще не сошли с ума в нашем частном дурдоме?

Ты так часто его трешь, что вероятно в нем скоро появятся дыры, - с равнодушным лицом сообщил Захария, - и мы не подкрадывались, просто кое-кто в нашем частном дурдоме горланит песни так громко, что не слышит ничего вокруг.

- Ну да, в пении, я по сравнению с вами простачок-неумеха, тягаться не стану, - Сильвио улыбнулся, явно намекая на немоту знатного вампира, но говоря это как-то странно искренне. Будто граф в действительности умел петь.

Вот и не тягайся, лучше сделай то, в чем я не стану тягаться с тобой, - ответил Захария похоже совершенно не обидевшись, - приготовь нам завтрак. Очень быстро. Мы тренировали магию и смертельно голодны. И брось ты эти ложки… - добавил он.

- С превеликим удовольствием, это, конечно, уже не завтрак, а обед, но все будет-будет, - Сильвио в прямом смысле бросил ложки с очередным грохотом и кинулся исполнять приказ. – Идите в столовую, сейчас все организуем.

Невероятный парень, - внушил Далрату Захария, покачав головой и повел того в столовую.

Едва они успели усесться на свои места, как подали «забед». Именно это слово громко произнес Сильвио, как вихрь ворвавшись в столовую с тремя подносами, один из которых очень неустойчиво покачивался у него на макушке. Он быстро накрыл на троих, уселся и тут же принялся за еду. Граф никак не протестовал, а пожелав всем приятного аппетита, тоже взялся за вилку.

Им подали омлет из перепелиных яиц, пикантный салат из карликовых овощей, каких-то трав и приправ и морс, в который тоже было добавлено что-то неуловимо ароматное. А еще много мясных и сырных закусок, нарезанных на кубики и нанизанных на шпажки, маслины и оливы, какие-то диковинные грибочки. И, конечно, белый домашний хлеб, аромат которого одурманивал. «Забед» проходил в приятном молчании. Но Захария не ушел в себя, он поглядывал на Далрата и мягко одними своими прозрачными глазами улыбался ему, когда ловил взгляд серых глаз.

+2


Вы здесь » Безмолвие богов » Архив отыгрышей » Владения Захарии Виже-Лебрен