Безмолвие богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Безмолвие богов » Архив отыгрышей » Владения Захарии Виже-Лебрен


Владения Захарии Виже-Лебрен

Сообщений 1 страница 20 из 93

1

Зловещий дом. Заброшенный сад. Фамильное кладбище.

http://s4.uploads.ru/ZXFwa.jpg

Гостиная

http://s4.uploads.ru/Icz7n.jpg

Рояль в гостиной

http://s5.uploads.ru/6EIyp.jpg

Столовая

http://s4.uploads.ru/r352L.jpg

Кабинет Захарии

http://s4.uploads.ru/AN7Pn.jpg

Спальня Захарии

http://s5.uploads.ru/Zo0nX.jpg

Комната Далрата

http://s5.uploads.ru/WCcE8.jpg

Кухня

http://s5.uploads.ru/TwISO.jpg

Типовая ванная (есть при каждой спальне)

http://s4.uploads.ru/COI6r.jpg

Подвал

http://s4.uploads.ru/FOPVz.jpg

Комната для магических тренировок

http://s6.uploads.ru/TVJdA.jpg

Сильвио. Слуга. Вампир. Маг огня. 300 лет

http://s4.uploads.ru/IXPZr.jpg

Отредактировано Захария Виже-Лебрен (2013-11-22 14:16:30)

+1

2

Таверна портовая

Через портовую зону и город Виже-Лебрен ехал спокойно и степенно, не оглядываясь на эльфа, но прекрасно слыша цокот копыт кобылы. Небольшая заминка возникла при выезде из порта, когда ему задали вопрос о том, кто это с ним возвращается, хотя въезжал он один. Но тут Захария справился достойно, сообщив охране порта, что нашел себе работника среди свободных эльфов и проблем с ним не будет. За пару монет те уверились в искренности слов мануфактурщика. В пригороде, вампир заставил коня скакать быстрее, но не переходил на галоп, учитывая состояние своего спутника. Спустя четыре с половиной часа, они прибыли в поместье.

Преодолев расстояние от ворот до дома, Захария спешился. На пороге мрачного здания тут же появился молодой вампир.

Сильвио, это Далрат, он будет жить здесь в качестве моего секретаря. Далрат, это Сильвио. Он моя правая рука. И левая тоже. По всем бытовым вопросам обращаться к нему, - панорамное внушение.

Поводья своего коня, Виже-Лебрен передал Сильвио, который уже болтал без умолка:

- Ну, я вам скажу и денек, хозяин, сначала вы исчезаете на целое утро, да так, что я начинаю беспокоиться, потом Ристо рожает пятерых щенков разной масти, а теперь у вас есть секретарь. Вероятно, вы, милорд, решили свести своего недоумка слугу с ума окончательно.

Захария тем временем подошел к кобыле, поймал ее за поводья, придержал, а потом, ловко перехватив эльфа за талию, снял с седла и поставил на ноги, доли секунды придержав ладонью под поясницу.

Сильвио, покажи этому молодому существу, где ванная комната, дай мази от синяков и ушибов, приведи его губу в порядок, разыщи чистую одежду из тех новых образцов, что привезли с фабрики. Пусть Далрат сам выберет, что ему понравится. И предоставь ему комнату для гостей в личное пользование.

Очередное панорамное внушение. Потом Захария обратился к Далрату лично:

Я буду ждать вас в столовой. Полагаю, поздний завтрак нам не помешает. Однако я пойму, если вы откажете мне в компании и пожелаете отдохнуть.

Он коротко поклонился и скрылся в доме, а Сильвио остался с эльфом наедине, протягивая тому руку.

- Ну, здравствуй, что ли, - вполне приветливо сказал он, - пойдем, я тебе все тут покажу.

Под «все» Сильвио, действительно, подразумевал все. Он умотал Далрата, но завел его в каждую комнату, включая хозяйские покои, треща без перерыва и рассказывая обо всем и ни о чем: начиная от собачьих родов и заканчивая биографией хозяина. Потом слуга продемонстрировал эльфу несколько комплектов одежды, предлагая взять те, которые пришлись по душе, затем, наконец-то, проводил в ванную и оставил наедине с горячей водой, душистыми маслами, мылом и мочалом. Напоследок, лишь напомнив, как пройти в гостевую комнату, а оттуда в столовую, если появится желание перекусить.

***
Захария тем временем переоделся в домашнее и спустился в столовую, куда подали роскошные блюда с закусками, травяной чай и кофейные зерна, которые любил жевать хозяин дома. Он читал книгу, бросал в рот зерно, разжевывал и запивал чаем.

+1

3

----- >>>Таверна портовая

На выезде возникли сложности. Эльф пытался вспомнить свою самую дружелюбную улыбку, что давалось с трудом. Несколько потревоженное чужим кулаком лицо так себе изображало трогательную безвредность. Однако проблему Захария уладил вторым по древности способом (первым он сегодня уже воспользовался). Ничто больше не отвлекало от мыслей. В первую очередь, конечно, от мыслей о новом работодателе. Гадая о его склонностях и чертах характера, Далрат практически не заметил дороги. Хотя ни к каким конкретно выводам не пришел. Разве что в деталях рассмотрел чужую спину. Очень ценное наблюдение, если бы Далрат собирался шить Захарии пиджак.
Куда больше информации для размышлений появилось, как только они подъехали к дому. По-птичьи склонив голову, Далрат предался пустому созерцанию. Первое впечатление отпустило не сразу. 
Нет, ну а что, все сходится.
Пришел он к внезапному для себя выводу. Ходит мнение, что дом многое может рассказать о хозяине. Этот не просто говорил, он излагал, причем высоким штилем. В этих стенах жила история, которой хозяин дорожил. Хотя и зловещий, но без запущенности, наверняка трепетно-любимый. И, практически гарантированно, пустынный. В такие дома их хозяева обычно не приводят первого встречного. Сегодня в первый раз?
Далрат с некоторым внутренним стеснением наблюдал за приближением Сильвио. Руки, щенки и секретарь смешались в голове, теряя какую-либо смысловую нагрузку. Где-то в этом тексте была очень важная информация. Кажется, Далрату только что озвучили его поле деятельности? Видимо, Ос неплохо получил сегодня по голове, раз так отчаянно и самозабвенно подвисал.
Внимание, которым его никто и никогда не баловал, лишило дара речи. Вообще он уже кое-как собирался сбросить свое бренное тело с седла, когда ему помогли. Взгляд эльфа был красноречивее слов. Тут вам и изумление, и негодование, и благодарность. Как из лесу вышел – а тут стол накрыт с перепелами и шампанским.
- Спасибо, - пробормотал под нос, отводя взгляд. Дальнейшие слова воспринял как должное, предпочитая более ничему не удивляться. В конце концов, все происходящее было хорошим, а к хорошему, как говорится, быстро привыкают. Осталось только припомнить парадные манеры, запас которых значительно оскудел за минувшие несколько месяцев.
Пока шла увлекательная экскурсия, Далрат внимательно слушал. Щенки, наконец, обрели свое место в системе ценностей этого дома, как и Сильвио, который всем этим добром заведовал. Внутри здание было ровно таким, каким его представлял Далрат. И да, оно было пустынным. От внимательного взгляда не скрылось отсутствие сородичей.
Неугодных сразу в землю. Благо, недалеко.
Какой-то бред лез в голову. Но как иначе можно было объяснить это наблюдение? Далрат все же видел жизнь и все больше не с лучшей ее стороны. Хотя, пожалуй, то немногое, что он услышал о биографии жившего тут вампира, вполне могло дать ответы, но не сейчас же об этом думать, в самом деле! Когда ванная с горячей водой и свежая одежда вот уже совсем рядом.
Поблагодарив провожатого, Далрат закрыл за ним дверь и посмотрел на приготовленную воду так, как смотрит ребенок на самый сладкий леденец. Счастье было бы безграничным, не ной так сильно тело. Впрочем, полчаса водных процедур и умелое использование плодов медицины дали положительные результаты. Повздыхав над непозволительной для себя роскошью гостевой комнаты, Далрат дошел-таки до столовой. Потоптавшись на пороге, он зашел в комнату и остановился, размышляя над своей ролью в этом доме.
-Вот, - содержательно рассказал он Захарии о своих впечатлениях. И снова по привычке склонил голову, несколько разводя руки в стороны.
Поняв, что нужно добавить деталей, Далрат продолжил
-Я теряюсь. В моей голове вопросов больше, чем ответов. Я бы воспринял все происходящее, как должное, но со мной такие вещи происходят … не происходят. Хорошие вещи, за которые я благодарен. Может быть, меня убили в таверне?
И чтобы как-то сгладить впечатление от себя, он закончил
-Когда я предлагал прятать трупы, я не знал, что у вас тут рядом кладбище. Теперь узнал и понятия не имею, чем могу быть вам полезен. А это желание, поверьте, у меня имеется.
Что же это. Вы же даже не знаете, кто я такой. Таких как я в каждом порядочном романе в конце казнят.
Сия глубокая мысль отразилась во взгляде.

+2

4

Не знаю, откуда у вас появилось ошибочное мнение на тот счет, что трупы положено прятать, - отложив книгу, начал Захария, Тьма знает почему, начал именно с этого животрепещущего предмета беседы, - трупы уничтожают, от них избавляются, иногда подбрасывают как улику, иногда оставляют на виду, часто хоронят с почестями. Но, избави вас Тьма, их прятать. Во-первых, помилуйте, труп не сокровище и со временем начинает дурно пахнуть, а во-вторых, все, что спрятано, однажды непременно будет найдено. И поверьте, чем лучше оно спрятано, тем быстрее обнаружится.

Слова всплывали в голове эльфа одно за другим, как обычно без интонаций, поэтому, чтобы понять, что в них не было снисходительности, или попытки прочитать лекцию, необходимо было заглянуть вампиру в глаза. Прозрачный взгляд был абсолютно серьезным, будто обсуждался вопрос государственной важности. Захария не шутил, не издевался, не поучал, он высказывал свою точку зрения.

Присаживайтесь, Далрат, - пригласил мужчина, отодвигая стул по левую руку от себя. - Простите, что предлагаю вам место по этикету полагающееся любовнику, но справа обычно сидит Сильвио, не станем же мы свергать его с вершины его затейливого мира из-за дурацкой книжонки со списком того, кому и сколько раз положено посещать уборную на балу, верно? Надеюсь, вы не ярый защитник этого дикого кодекса, загоняющего высший свет в рамки, потому что дом этот живет по поистине варварским законам.

На сей раз в глазах Захарии улавливалась усмешка и легкое призрение к глупым аристократическим поправкам, вроде той, кто и где должен сидеть во время трапезы. Дождавшись, пока молодой эльф займет свое место, Виже-Лебрен продолжил свой монолог в его голове.

Вы сказали, что у вас масса вопросов. Я не люблю болтать почем зря, но постараюсь ответить на все. Итак, первое, что вас, наверняка, интересует, это зачем вы здесь, второе, вероятнее всего почему, - красивая, будто живая сама по себе, рука вампира ухватила бутылку и разлила вино по бокалам. - Надеюсь, вы слыхали о понятии "компаньон". Ешьте, ради всего святого и порочного, не смущайтесь. В этом доме не принято вежливо слушать хозяина, умирая от голода, как, впрочем, и кланяться. Это привилегия Сильвио, который бьет поклоны исключительно тогда, когда я гневаюсь, хотя это в любом случае не помогает. Ни мне, ни ему. Итак, - продолжил он, - секретарь и "компаньон" это схожие должности, но писать письма, считать деньги и управлять фабрикой, я вполне в состоянии сам. Нужен же мне собеседник, с хорошим чувством юмора, любящий книги, музыку, театры, но не менее любящий уединение и тишину. Странное сочетание, верно?

Он сделал глоток и наколол на вилку кусок нежнейшей буженины, отправил ее в рот, медленно прожевал и проглотил, не отрывая взгляда от собеседника, будто давая тому поразмыслить и попутно наблюдая за реакцией.

И мне нужна кровь, - продолжил он искренне, - пью я бережно, сладким и зельями по восстановлению вас обеспечу. Теперь оплата. Полный пансион - еда, одежда, украшения, любые предметы и вещицы, которые вам приглянутся. Пожелаете уйти, все это останется при вас, как и утренняя лошадь. Кроме этого, получите отступные. Размышляйте, никто вас не торопит, захотите уйти сейчас, я буду против, с той точки зрения, что стоит вам выспаться. Если предложение мое для вас и после отдыха будет неприемлемо, получите свою лошадь, одежду, провизии и монет в дорогу, удерживать силой не стану. Отвечать немедленно нет необходимости, думайте сколь угодно.

Захария вновь принялся за еду, спокойный, дающий время переварить услышанное. Он был странным, каким-то мифически чужеродным. То ли хладнокровный убийца, то ли мечтатель. Но он не выглядел безумцем и не был им. Со своими тараканами в голове, склонностью к изобретательству и любовью к изобретателям, странным, порой абсурдным, меценатством, Виже-Лебрен был абсолютно нормален по вампирским меркам. Он погрузился в задумчивое молчание, изучая свои собственные эмоции и анализируя поступки. Прежде чем озвучивать причину своей неожиданной щедрости, стоило разобраться, какова она в действительности. Или они. Эльф не раздражал его, пока по крайней мере, не вызывал ощущения дискомфорта, не был нарушителем спокойствия, и, похоже, не был испорчен рабством.

Причины, - отозвался Захария в голове Далрата, отодвинув тарелку, - причины. Их несколько. Одна глупее и противоестественнее другой. Все они основаны на сентиментальности, мне свойственной, но усиленно мной искореняющейся.

Вампир откинулся на спинку стула, вновь глядя на эльфа, выбирая. Можно было сказать, что его отец был эльфом. Можно было сказать, что он уже в том возрасте, когда нужно держать при себе кого-то кроме верного слуги и можно тратить на него деньги в несметных количествах, ибо наследника все равно нет, и не предвидится. Можно было сказать, что там, в затхлой таверне, он заступился за эльфа не потому, что этот эльф ему понравился, а потому что он, действительно, считает, что двое на одного это не то, на что стоит смотреть со стороны, если ты сильный и, в общем-то, смелый мужчина. Можно было даже сказать, что эльф в его вкусе со всей своей угловатостью и нестандартностью. Можно было сказать вообще все, что угодно. Но Захария выбрал иной ответ.

Я назову вам самую настоящую, на мой взгляд, причину того, что вы здесь, - прозвучало в мыслях Далрата, - утром я решил, что в этом доме слишком много вампиров.

По его лицу было неясно, шутит этот расслабленно развалившийся на стуле с высокой спинкой мужчина, или нет, ясно было другое, он ответил. Виже-Лебрен затих, потягивая вино из бокала. В гостиную проскользнул Сильвио, звучно отодвинул стул, усаживаясь по правую руку от вампира, подлил хозяину вина и принялся есть, не слишком аккуратно, и не слишком об этой аккуратности заботясь. Он ухмыльнулся, дружески подмигнул Далрату, но не издал ни звука, будто знал, что эта тишина должна быть нарушена кем-то другим за этим столом.

+2

5

Слушая учебное пособие по трупам, Далрат внезапно осознал, что эта погребальная тема будет лейтмотивом их с Захарией отношений. Что логично,  учитывая обстоятельства их знакомства. От этой мысли уголок губ дрогнул, обозначая улыбку. Он прикрыл глаза, как бы давая понять, что мнение понято и учтено на будущее. Теперь, если что, Далрат подкован и, честное слово, не будет пытаться запихнуть труп в старинный секретер.
Защитником этикета Далрат точно не был, но какие-то нормы морали все же имел. В силу этих обстоятельств ему, конечно, было все равно, по какую руку сидеть, но к еде приступать эльф не спешил. Взгляд его, тем не менее, зафиксировался на съестном так, будто вот сейчас, не дай бог, моргнет – все исчезнет. Как только прозвучало магическое «ешьте», Далрат преодолел скорость света и уже глотал первый кусок.
секретарь и "компаньон" это схожие должности….
Эльф забыл, как жевать и обратился в слух. Пока визави продолжал свой монолог, Далрат медленно, очень медленно менялся в лице. Конечно, все, что он слышал, ему нравилось, но тут была и проблема… - так не бывает. Не может быть. Смысл сказанных слов долбился в непроницаемую стену жизненного опыта, не находя ни единой лазейки. Большую часть сознательной жизни он провел, пытаясь оправдать свое существование, доказать, что тоже не просто так квадратные метры занимает. Рассказы про всяких счастливчиков, случайно узревших небо в алмазах, всегда воспринимались с известным скептицизмом. По правде говоря, Далрат даже несколько гордился этим своим умением насмехаться над чужими глупыми надеждами, верой в счастливую долю, которая вот-вот свалится королевской мантией на плечи. Если бы Захария сейчас предложил ему забор перекрасить – система ценностей Далрата не пошатнулась бы. Но после сказанного в голове эльфа свершалась революция… под звук мерного пережевывания пищи. Да, как есть он вспомнил. От стресса.
Совершенно невыразительный, изрядно поглупевший взгляд эльфа приклеился к лицу собеседника, пытаясь найти в нем следы насмешки. Но нет, все было, кажется, взаправду. Всамделешную такую правду.
- Хах, - невольно улыбнулся он последнему тезису. И тут напряжение лопнуло, как мыльный пузырь. Появление Сильвио на этот раз не вызвало смущения или какой другой неуместной эмоции. Подмигивание даже подбодрило. 
Ну что на такое предложение ответишь? Как-то Далрат был на забавном представлении. Там обыгрывалась история с некрасивым, но сказочно богатым эльфом, ищущем пассию. Не зная о его внешности, к балкону подошел первый претендент и взял один аккорд на гитаре (известное начало ухаживаний)…, сразу после чего эльф вышел и громко с непроницаемым лицом произнес: «я согласен!». Вот эта сцена прокручивалась перед внутренним взором Далрата снова и снова, пока за столом царило молчание.
-Я..., ну, одним словом, - он неаккуратно отпил вина, поглядывая на собеседника. Кашлянул. 
-Ваши утренние мысли понятны. Моя же была «где я?». И это далеко не единственный мой недостаток. Накануне я проигрался в прах из-за азарта и желания впечатлить какого-то сомнительного юнца. Безусловно, литературу я люблю, что, по мнению моего хозяина, гарантировало бы скидку, попади я на аукцион. Музыкой и театрами не избалован, но … хотелось бы. Все это я перечисляю не для того, чтобы отказаться. А так.
Потому что дурак честный.
Вот он – Захария Виже-Лебрен. И, сдается, если он предлагает, значит, уже всё решил. Впору умолкнуть, пока про канделябры не взболтнул.
-Это очень щедрое предложение, - наконец выдохнул, -не знаю, оправдаю ли ожидания…, но моя утренняя мысль мне тоже не понравилась.
После короткой паузы
-Так как вы лишили меня всех актуальных проблем, я даже не знаю, как теперь быть. Дайте мне точку отсчета. Будем считать, я не сумасшедший и согласен. Неужели нет никаких условий и правил?

Отредактировано Далрат Ос (2013-10-16 03:19:32)

+2

6

Захария продолжал разглядывать эльфа, слушая его рассуждения, похожие на предвыборные обещания честного, но в связи именно с этим фактом не слишком удачливого политика.

Ваши сомнения и смятения мне ясны. И в чем-то вы правы, у золотой клетки золотые прутья, но это, все же, прутья. Очень типичная реакция для того, кому с малых лет предначертано быть рабом, - взгляд Захарии потемнел, - но пора отвыкать, Далрат. Вы приняты в этот дом не в качестве игрушки, которой можно безнаказанно оторвать язык. Здесь, несомненно, есть правила, но за их невыполнение вас не высекут на конюшне и не вывесят обнаженным на всеобщее обозрение. Если, разумеется, вы сами того не потребуете, находясь в здравом уме и трезвой памяти.

Он прикрыл глаза. Судя по тому, как вдумчиво ел Сильвио, внушение было панорамным и тот «слышал» каждое слово.

Я знаю одного эльфа, - возник в их головах Захария после некоторого молчания, - он служит Тьме. Он не одурманен, не жесток, он таким родился. Это его выбор, добровольный и осознанный. Его осуждают за это, за спиной, конечно, в глаза такое говорить боятся. Забавно то, что если бы сказали в глаза, получили бы достойный отпор. Но он не побежал бы жаловаться своему всесильному любовнику. Такое рабство и рабством не назовешь, верно?

Он снова отключился так надолго, что Сильвио залпом выпивший второй бокал вина, не выдержал.

- Он имеет в виду, - начал слуга, умолкнув на секунду и, скорее из вежливости, чем из опасений, убедившись, что Виже-Лебрен не против его участия в диалоге, - имеет в виду, что презирает вынужденное рабство. В этом доме никогда не было личного эльфа. Во время правления хозяина, конечно. Папаша хозяина, который вампир, не гнушался личным гаремом, но нежно любил только одного Лорелея, это второй папаша хозяина, который эльф. Когда Виже-Лебрен старший преставился, гарем распустили. Меня тут еще не было, но я все знаю.

Захария усмехнулся:

Потому что собирает сплетни и бережно хранит их в своей никчемной голове, - он все еще не открывал глаз.

- Ну, почему же никчемной, лбом вот орехи колоть можно, - парировал Сильвио, глядя на Захарию, оценивая реакцию, а, затем, продолжая, - милорда разозлил тот факт, что вы цитируете своего прежнего хозяина, и не в лучшем его изречении. Он морально издевался над вами, небрежно относясь к вашим увлечениям литературой, а вы крепко это запомнили. Потому что все мы запоминаем плохое.

Слуга замолчал, вновь принимаясь за еду и напитки. Оставалось только удивляться, куда только все это влезало.

Вы хотели правил. Правило номер один, - Захария открыл свои прозрачные глаза и в упор посмотрел Далрата, - меня не интересует мнение неотесанного и невоспитанного болвана, который по небрежности судьбы был вашим владельцем. Единственное мнение, которое мне интересно в диалоге с вами, ваше собственное.

За столом и в головах воцарилась тишина. А потом, мысли вновь стали всплывать в головах присутствующих из «неоткуда».

Вы не попали в сказку, милое дитя, то, что я предлагаю вам, это нормальная обыкновенная жизнь, такая, какой она должна быть у существа, подобного вам. Я не могу поддержать всех на свете, увы. Я не бунтарь, чтобы создавать подпольные организации, слишком стар и умен, чтобы вливаться в уже существующие. Я темный маг в некотором смысле, я не верю в любовь, потому что даже та, что я видел, была несовершенна. Я общаюсь с Темным Вампиром и очень дорожу этими отношениями, не потому что он правитель, а потому что он интересный собеседник и неординарная личность.

Он вновь прикрыл глаза и расслабился.

Я не герой, я просто живу так, как считаю нужным. А на деле вы связались с раздражительным, недобрым, злопамятным и жестким существом. Но вернемся к правилам. Если станете снова играть в карты, или иную подобную глупость затеете, я надаю вам пощечин, как одержимому, чтобы привести в чувство. Поднимать же на вас руку ради забавы, или по ерунде какой себе и никому другому не позволю. Захотите бою поучиться, противиться не стану, оружие получите достойное, а уроки исчерпывающие. Вот еще... Не смейте сюда никого водить, этот дом закрыт от чужаков, не суть, друзья они, или шлюхи. И друзей выбирайте внимательнее. Шлюх, кстати, тоже. Но это не требование, а скорее совет. Не болтайте обо мне и обо всем, что увидите, или услышите здесь. В подвал поменьше суйтесь. В целом это все. Остальное по мере сближения выяснится. Если что-то вас прямо теперь терзает, спрашивайте.

Прозрачные глаза снова распахнулись.

Кстати, о вопросах. У меня самого есть несколько. Вас не смущает то, что я попросил вашей крови? Вас вообще когда-нибудь пили? Вы в курсе, как это действует на ваш вид?

Пристальный взгляд замер. Захария почти не моргал, ожидая ответа.

+2

7

Тяжелый вздох. Далрат крутил бокал за ножку, не отрывая от поверхности стола. Глаза смотрели перед собой прямо и, казалось, не видели. Да, он внимательно слушал двух вампиров, но на фоне чужих слов возникали тревожные воспоминания. Захария сейчас так просто говорил про наличие собственного мнения и приводил в пример какого-то, должно быть, весьма интересного эльфа…, но ведь не у всех получается взять этак и удало перечеркнуть все былое, гордо выпятив грудь. У каждого из нас свои обстоятельства и свои печали. Далрат научился быть осмотрительным, придерживать язык за зубами, адаптироваться. Одним словом, он научился выживать. А теперь ему предлагали за какой-нибудь час внезапно научиться жить. Доверие существ долгое время бесправных заслужить сложнее, чем это может показаться. Нельзя так просто взять пианиста с переломанными пальцами, посадить его за давно желаемый инструмент и сообщить: «теперь ты можешь играть!». Далрат и без того яростно боролся с унизительными призраками прошлого, но на все требовалось время. Если бы Захария взял себе в компанию совсем зеленого или просто от рождения свободного эльфа, его негодование было бы уместным. Но когда уже есть история, щелчком пальцев ее не поменять. Впрочем, этот дом предоставлял все условия, чтобы Далрату было проще завершить начатое. Наверное, это и было ключевой мыслью в словах вампира.
Поднимать же на вас руку ради забавы, или по ерунде какой себе и никому другому не позволю.
На этих словах глаза эльфа недобро сверкнули. Тронуло за больное. Он вполне был согласен огрести за дело (за ним водилось иной раз помутнение рассудка, когда экстренное вмешательство было необходимо), но вот служить кому-то развлечением совсем не собирался. Далрату казалось вполне очевидным, что сей достойный господин не будет злоупотреблять. Лишнее напоминание.
Соглашаться со всем перечисленным не было нужды. Все вполне тривиально, полностью обоснованно. Вот про подвал запомнить стоило. И про раздражительность тоже. Впрочем, последнее еще предстояло проверить.
Когда собеседник замолк, Далрат  посмотрел ровно и безмятежно в его глаза 
-Услугами шлюх не пользуюсь. Я для этого досуга слишком чувствительный, – обронил он задумчиво, - а вы?
Ирония? Должно быть так. Слишком долго тревожили его память. Но лучшее воспоминание, конечно, было впереди. Самое яркое. То, что уже никогда не забудешь.
-Да, я в курсе. Странно было бы в моем положении об этом не знать. Бывшем положении, разумеется.
Он без особенных эмоций, как во сне, засучил рукав, обнажая левую руку. Взгляду Захарии предстали следы едва заживших укусов. Далрат и сам посмотрел на них с каким-то отчуждением.
-Как вы считаете, для каких целей вампиры берут себе молодых эльфов? Явно не слушать их толки о литературе. Вы, конечно, не из большинства, как я уже понял, но вот я…, я - да. Как и те господа, к которым я обращался после освобождения.
Последнее было сказано тихо, но как-то с вызовом. Далрат смотрел на вампира почти упрямо, испытывающе.
-Вас это не смущает? – спросил он словами Захарии.

+2

8

А я не брезгую иными существами, - ответил Захария, чуть наклонившись через угол стола, цепко прихватив запястье эльфа и пробежавшись ловкими пальцами, которые всем своим видом выдавали в нем представителя знатного рода, по давним шрамам и едва зашившим ранам. Он будто инспектировал, или считал эти отметины, было неясно, о чем он думает и думает ли вообще, в прозрачных глазах не было отвращения, презрения, гнева, или печали, лишь мрачная сосредоточенность, - потому меня не смущают ни услуги шлюх, ни ваши шрамы, - рассеянно закончил он и повернулся к Сильвио, - что думаешь?

- Думаю, что вот этот, - сказал слуга, приподнявшись и указывая вилкой на рубцы, но, не касаясь их, - вот этот и все вот эти мы сведем, от новых ран, вот тех, шрамов не останется, я достал у Лу травку из ОТЛ. А вот это, к сожалению, навсегда, - Сильвио обратился к Далрату, - вас позабавил вопрос графа, а меж тем, дорогой Далрат, вас и впрямь ни разу не пили. Вас жрали.

Захария кивнул и отпустил руку Оса.

Сильвио поможет вам избавиться от некоторых из этих напоминаний, но шрамы в вашей душе ему не залечить, - возникло в голове у эльфа, - могу только пообещать вам, что пока я жив, вы всегда можете рассчитывать на мою поддержку. Слово дворянина.

Он отставил бокал и поднялся.

Но не стоит считать меня особенным, - продолжил он, - я вампир. И этого не изменить. Я буду пить вашу кровь, потому что не вижу смысла искать ее на стороне, если в доме есть эльф. Как было прежде, когда я пил кровь своего отца.

Мужчина протянул Далрату руку, давая понять, что хочет пройтись, дождался, пока узкая рука эльфа легла в его ладонь, а тот поднялся на ноги, а затем, переложив руку на свое предплечье, тем самым практически вынуждая взять себя под локоть, куда-то повел.

Сильвио, что на десерт? - осведомился он, не оборачиваясь.

- Фрукты в карамели, - ответил слуга, одновременно доедающий кусок сыра и пытающийся убрать сразу все пустые тарелки со стола, а от того отчаянно жонглирующий ими с тихим звоном.

Отлично, - отозвался Захария, - подай в кабинет.

На сей раз Сильвио не ответил, что-то печально звякнуло и звучно разбилось, впрочем нелепое "да мой господин" графу никогда не требовалось. «Дакать» или бить челом, все горазды, ты лучше молча, но сделай.

Покинув столовую, они пересекли уютную гостиную с роялем и камином, попали в темный коридорчик и, спустя мгновение, оказались в кабинете, в центре которого высился огромный телескоп, окруженный прижавшимися к стенам стеллажами, полными книг и странных механизмов, или загадочных безделушек, приспособлений и инструментов. Между стеллажами сиротливо пряталась пара глубоких кресел. Стеклянный потолок кабинета, компенсирующий отсутствие, похоже, специально заложенных окон, был высотой во все три этажа особняка, и это впечатлило бы любого. Здесь так же, как и в гостиной, располагался камин, но он был более строгий и по-своему аристократичный. Письменный стол терялся среди всего этого гигантизма, но прекрасно вписывался в нестандартный интерьер, потому что такому хаосу из свитков, мелких деталей, исписанных листков и раскрытых старинных фолиантов позавидовала бы сама Тьма. На единственной свободной стене висела огромная карта мира, обозначения на которой выходили далеко за пределы Ангенама и даже Ашаама. Она была нарисована от руки, и по степени бледности чернил, было видно, что точки на нее наносились в разные года и времена. Большой, вращающийся глобус торчал посреди помещения, как унылый гриб, и значительно проигрывал карте по количеству изображенных объектов.

Захария отпустил эльфа, коротко кивнув тому на кресло у стены, и подошел к столу, будто заметил там что-то, чего на этом столе не должно было быть. Действительно, в середине творческого беспорядка, на самой вершине исследовательской горы, лежал маленький механический единорог с оторванной ногой.

Вампир вздохнул, взял единорога и первый попавшийся пинцет, сел за стол, выдвинул ящик и достал какие-то инструменты, сунул игрушку под лупу и склонился над ней. Минуты текли в тишине, нарушаемой только постукиванием молоточка, шуршанием каких-то шестеренок и повизгиванием пружинок. Мужчина, казалось, отрешился от всего и напрочь забыл о существовании эльфа, вселенной и даже Хаоса. Обо всем, кроме странной игрушки. Наконец, руки, которые казались живыми существами, исполняющими какой-то бесноватый и угловатый танец, замерли, что-то щелкнуло, Виже-Лебрен поднял отсутствующий взгляд на Далрата и, наклонившись, поставил единорожика на пол. Тот, забавно переваливаясь, двинулся вперед.

Среди детей резервации и пригорода ходит легенда о темном маге, который проглотил свой собственный язык, чтобы не выдать темных секретов и заклинаний. Он живет в зловещем доме, ест сырые черные зерна и пьет вино из Тьмы. Возле его дома есть захоронение. Там могила рыжего эльфа. Если в полночь на эту могилу, положить мертвую игрушку, то маг оживит ее и оставит на том же месте, - всплыло в голове эльфа, - надо быть очень смелым мальчиком, никому не рассказывать о своих намерениях, пока не получишь воскресшую игрушку. И, главное, не попадаться на глаза магу без языка. Иначе он съест тебя.

Глаза Виже-Лебрена были наполнены мягкой усмешкой. В кабинет проскользнул Сильвио с подносом, на котором красовались: пиала с фруктами, залитыми теплой густой карамелью, и пиала с водой, чтобы мыть руки, а также два бокала с кислым белым вином. Слуга бросил тоскливый взгляд на стол:

- Ну и куда это ставить прикажете? – спросил он, очень красноречиво оглядывая бардак.

На пол, на ступеньки, на каминную полку, - Захария копался в каком-то ящике. – Ты умный, Сильвио, не раздражай меня.

- Десерт, господа! – громко объявил Сильвио, с грохотом поставил поднос на пол и с удовлетворением отметил, как морщится его хозяин. Тут же он, впрочем, перестал ерничать, заметив единорога. – О, вы починили! – обрадованный слуга поднял игрушку, у которой кончился завод. – Мальчонка, верно, будет рад. Он вчера пробирался через крапивняк у забора к могиле Лорэлея. Даром, что почти осень, все ноги пожег.

Вырубить ее надо к тварям тьмы, эту крапиву, - отозвался граф, в пальцах которого что-то блеснуло, - дитя - эльф? – спросил он, подходя к Далрату и присаживаясь на подлокотник кресла.

- Сама высохнет, - махнул рукой Сильвио, разглядывая игрушку и, направляясь к дверям, добавил, - эльф-эльф, из резервации.

Когда они остались с Далратом наедине, Виже-Лебрен, который так и сидел на подлокотнике, взял правую руку эльфа и надел тому на безымянный палец золотое кольцо. Кольцо пришлось впору.

Это орхидея. Цветок с герба Виже-Лебрен, - пояснил он, отпуская пальцы молодого компаньона, - кольцо принадлежало моему отцу, Лорэлею. Это подарок Мориса, моего отца по вампирской линии. Кольцо это непростое, на нем лежит магическая печать. Оно не защитит вас физически и не спрячет. Но вы можете предъявить его в любой ситуации, как документ, который доказывает вашу принадлежность к семье Виже-Лебрен. Не в виде собственности, а в качестве части этой семьи. Эту печать чувствуют все вампиры и могут прочесть ее с легкостью. В некотором смысле это гарантия того, что я решаю все ваши проблемы. Тот, кто проигнорирует этот факт, оскорбит не вас. А меня.

Он затих, глядя на эльфа сверху вниз, своими прозрачными глазами.

+2

9

Деловой подход впечатлил. Приподняв бровь, Далрат смотрел на вампира, инспектирующего руку, а затем слушал умные слова Сильвио,  выражая всем своим видом интеллигентную заинтересованность.
Такие и осла в ашаамского скакуна нарядят. Не подкопаешься.
Упаси боже, эти мысли были не о жуликоватости, но лишь о предпринимательской жилке, скорее даже жиле. Золотой. Далрат вообще как-то мало уделял внимания собственному телу, все больше используя его, но не сохраняя. Подобный интерес к своей скромной персоне со стороны вампиров счел излишним и даже слегка растерялся, закусив губу и отводя глаза. Это всего лишь руки, а ведь не только в них кровь циркулирует. Но об этом правильнее будет умолчать. И без того истончившаяся душевная организация полный медосмотр точно не выдержит.
Далрат внимательно посмотрел на поднявшегося со своего места вампира, по привычке чуть склонив голову. Снова померещилась надпись «правитель мира» чуть выше бровей Захарии. Железная уверенность в себе и отсутствие колебаний – не это ли признаки власть имущих? Странно быть частью происходящего, едва высунувшись из своего суетливого, голопятого мирка. На слово дворянина Далрат прикрыл глаза, губы тронула бледная улыбка. Язык тела все еще говорил прошлым, хотя головой он почему-то верил. Хотя понятно почему. За их короткое знакомство Захария был максимально открыт, чего не скажешь о Далрате. От постоянных волнений за последнюю, этак, сотню лет кто же не обзаведется доброй подружкой паранойей? Чудесная компания, не располагающая к знакомствам.
Прикосновение к чужой ладони было непривычным и напомнило, как сегодня Захария помогал ему спешиться.
Совсем одичал, - мелькнула тоскливая мысль. На заднем плане раздался звук бьющегося стекла, видимо, Сильвио что-то уронил.
На счастье, - молнией сверкнуло в голове.
На счастье - вечное оправдание Далрата, когда он прислуживал в старом доме. О, сколько же счастья он в теории принес бывшему хозяину посредством битой посуды.... Только последний почему-то это не ценил. А Захария даже глазом не моргнул, откровенно игнорируя порчу своего имущества. Да и вообще, то, как он держался с Сильвио, в большей степени походило на дружбу.
Знаете ощущение, когда вы куда-нибудь спешите? Вас беспокоит время. Смотрите на часы неустанно, с трудом отрывая взгляд от циферблата. Вот так же Далрата беспокоила чужая рука, чему он, как мог, сопротивлялся. Неистовая молчаливая битва, не замеченная вампиром, продолжалась всю дорогу до кабинета. В этой сумятице, причину которой он вообще не был способен внятно сформулировать, Далрат поначалу не заметил интерьера, не оценил грандиозности беспорядка, отдающего чем-то мифическим. Но потом у него было довольно на это времени. Пока Захария производил кропотливые манипуляции с игрушкой, эльф осматривался. Природа произвела его на свет невероятно любопытным существом, только окружение это свойство почти погубило. Усидишь тут в кресле, ага, сейчас. Затрепетав, эльф почти подкрался к полкам с книгами, кончиками пальцев проводя по корешкам, бегло просматривая названия. Это была почти любовная, но торопливая нежность, как будто во время встречи после долгого расставания. Он спешил, как спешит голодный за едой, отчего практически не ощущает вкуса, не видит, что берет с тарелки. Сколько времени так прошло, Далрат не считал. Да и кто на его месте стал бы? 
-Это же прекрасно, - невольно произнес, оборачиваясь к вампиру. Тот, кажется, только заканчивал свой внезапный труд. Подумав, Далрат сел в предложенное ранее кресло, попутно от жадности плебейской захватив пару подвернувшихся книг. Он и сам не понимал зачем. Просто так отчего-то было спокойнее. Аналогично сентиментальные господа берут с собой в путешествие портреты близких, дескать, в случае чего будет кому душу отвести.
Далрат следил за движением игрушки как заговоренный, напрягая память и воображение. Забытая мысль силилась прорваться наружу.
Среди детей резервации и пригорода ходит легенда о темном маге…
Улыбка нарисовалась сама собой, как будто легкие воспоминания из другой жизни прокрались в сознание. Почти стертые, едва видные, как чернила на той карте. Давно это было.
Сколько же вам лет…
Наблюдая за общением Сильвио и Захарии, Далрат безмятежно размышлял над тем, как разительно отличаются легенды от своих прототипов. Этот темный маг детей, как выяснилось, не ел, носил халат без претензии вместо черного плаща и спорил со своим слугой, иной раз проигрывая тому в житейской мудрости. Хотя в подвал велел не ходить – разве что это еще могло поддержать легенду.
Когда Сильвио удалился, произошло то, чего Далрат никак не мог ожидать. Немного обветренная рука с надетым на палец кольцом заметно дрогнула. Эльф сжал пальцы в кулак и снова разжал, наверное, пытаясь проверить реальность происходящего. Чувство легкой паники сдавило горло. Зачем так доверять ему? Ну, просто, зачем?
Самое время было покрепче второй рукой обнять одну из книг и прижать к груди. Подействовало успокаивающе.
-Главная моя проблема и причина всех бед – я сам, - одуревший от внимания с неловкой улыбкой произнес он, - впрочем, ваш дар решает и ее…. Я постараюсь не попадать в опасные ситуации. Хотя одной из них я действительно благодарен.
Он вздохнул свободнее, как будто только что рухнул невыносимо тяжелый камень с души. Прямой, немного вопросительный взгляд обратился к Захарии. Пытливый, как будто Далрат только сейчас увидел вампира. Нет, это не было благодарностью, это была просто мысль, не дававшая покоя и прорвавшаяся именно сейчас. В конце концов, то, что мгновение назад сделал Захария, беспощадно убило старую добрую паранойю выстрелом в голову.
-Мне интересно, как это, когда пьют, а не… - странно замолчал, глядя неотрывно, - вы поняли.

+2

10

Захария кивнул. Разумеется, он понял. Случалось так, что он понимал других существ в их молчании больше, чем, если бы те болтали. Не укрылось от его внимательного взгляда ничего. Ни то, как Далрат прижимал к себе внезапно обретенные книги, ни то, каким взглядом смотрел на подаренное кольцо. Захоти тот уйти, вампир не станет забирать украшение назад, особенно если учесть, что вернувшись в свободное плаванье, эльф станет еще более уязвимым, чем до встречи с Виже-Лебрен. Последний не стал отвечать на обещание не попадать в неприятности и опасные ситуации ничего. По этому поводу он уже высказался ранее. Если мальчишка влезет во что-то по своей вине, Захария спасет его шкурку и накажет от всей души, если же неприятности свалятся на эльфа сами по себе, то действия пройдут по тому же сценарию, но без наказания.

В темноте все кошки серы, - отозвался граф в голове молодого компаньона, не отводя взгляда от его серых глаз, - все вампиры одинаковы. Я хочу, чтобы эта мысль крепко отложилась в вашей светлой голове. Вы моложе меня лет на пятьсот, а то и больше. Это значит, что однажды меня не станет и вам придется защищаться самостоятельно. Я позабочусь о том, чтобы вы были на это способны.

Он подцепил пальцами подбородок эльфа, чуть приподняв его, вынуждая запрокинуть голову, подставить шею. Спустя еще мгновение Захария прикрыл веки и медленно склонился к бьющейся жилке, обнажая клыки. К нежной тонкой коже прикоснулся горячий язык, но он не спешил, самым кончиком обводя вену, щекоча ее и дразня.

Эта игра длилась и длилась, но мужчина, так и не укусив, отстранился, с легкостью перехватив напряженного эльфа за плечи, приподнимая его и устраиваясь в кресле позади него. Кресло оказалось глубоким, и им двоим вполне хватало места. Теперь Далрат полулежал спиной на груди вампира, обнимающего его поперек живота одной рукой. Поза была довольно двусмысленной, эльф располагался меж раздвинутых ног работодателя, плотно придвинутый задом к паху. Однако никаких попыток, указывающих на то, что собирается соблазнить его прямо здесь и сейчас, Захария не делал. Его тело было горячим. Его бедра крепко, но не настойчиво прижимали бедра молодого компаньона по бокам. Его ладонь успокаивающе гладила по животу и груди. Не было во всем этом жестокой хватки, или попытки удержать силой. Пожелай Далрат отказаться, он мог просто встать. И это было очевидно.

Пальцами свободной руки Захария вновь перехватил подбородок эльфа и легонько подтолкнул его вверх, чтобы голова Далрата откинулась затылком на плечо мужчины, любезно открывая беззащитную шею.

Смотрите вперед, дитя, - раздалось в голове Далрата, - расслабьтесь.

В центре гостиной возникла дымка. Она струилась полупрозрачной нитью, превращаясь в маленькие вихри и постепенно обретая цвета и формы. Из радужного тумана возникло миниатюрное облачное селение, в котором кипела жизнь. Причудливые драконы кружили над воздушной деревушкой, разгоняя облака, единороги охотно делились своим молоком с крошечными пищащими младенцами, которых удерживали в уверенных отцовских объятиях прекрасные молодые эльфы. Почтовый пегас, разбрасывал свитки в ухоженные дворики без заборов. Жизнь кипела и бурлила здесь подобно крови в венах Далрата, кто-то колол дрова, кто-то танцевал, кто-то собирал травы. Пар поднимался со дна озера, раскинувшегося в центре поселения. Крохотный мир казался таким реальным, будто существовал на самом деле. Звуков слышно не было, но даже подковки на копытах изящных кобылок, выглядели, как настоящие. Иллюзия была поинтереснее театрального представления, и любому смотрящему хотелось уследить за всем, что происходило в дымчатой вселенной.

Клыки Захарии мягко вонзились в кожу, аккуратно проткнули вену. Боль была острой, но короткой, как укус насекомого. Потом тянущее ощущение покалыванием пробежалось по плечу и шее, когда вампир стал пить. Глоток и губы ласкают ткани, успокаивая зуд, еще глоток и язык играет с прикушенной плотью, третий глоток и тот же язык зализывает ранки. И все это время рука не перестает гладить торс, обтянутый рубашкой, а сказка перед глазами не рассеивается, отвлекая, как ребенка на приеме у лекаря отвлекают игрушками от неприятных процедур.

Виже-Лебрен не отстранился, пока прикосновения его языка не сняли остатки неприятного ощущения от прокола. Небрежным взмахом руки он заставил деревушку растаять и, как-то удивительно ловко выскользнул из кресла, умудряясь не особенно потревожить Далрата.

Вам надо поесть сладкого, - всплыло в мыслях эльфа. Вампир, успевший поднять с пола пиалу с фруктами, присел на подлокотник, как полчаса назад, и поднес к губам молодого компаньона крупную клубнику на шпажке, облитую карамелью.

Отредактировано Захария Виже-Лебрен (2013-10-18 16:51:58)

+1

11

Он почувствовал на своей шее дыхание вампира - волнение произошло сильнейшее. Далрат ощутил стук собственного сердца внезапно остро, почти болезненно. Инстинкт самосохранения врубил четвертую скорость. Никогда эльф в здравом уме не позволял кусать себя в шею, ...потому что опасно. Намного проще суетливо закатать рукав – маневров для самообороны больше, да и вред возможный куда меньше. Шумный вдох, как будто Далрат что-то вспомнил и вот прямо сейчас должен был рассказать. Что-то очень важное, не требующее отлагательств. Он даже попытался произнести очередную глупость, однако, прервался, так и не начав. Прикосновения языка резко переключили внимание. Замерев, Далрат прислушивался к чужим ласкам, все еще с волнением ожидая укуса, но уже как будто с любопытством. Напряжение возрастало с каждой новой секундой, щекотало кожу, делая ее до невозможности чувствительной. Вместе с пульсом в голове бился один вопрос: «когда же?». Но ничего не произошло. Опустошенный от переживаний Далрат покорно и немного растерянно уступил место, только постфактум осознав себя в новом положении. Попыток к бегству он не предпринимал – инстинкт самосохранения, верой и правдой служивший ему столько лет, удивленно замолк. Один эльфийский классик как-то написал чудесную фразу, метко характеризующую натуры подобные Осу: «…Потому что если уж полечу в бездну, то так-таки прямо, головой вниз и вверх пятами».
Эльф прикрыл глаза, ощущая чужое тепло, кровь, до этого момента замороженная испугом, пустилась в бега, резво выстукивая сердцем. Последнее билось неприлично громко, отзываясь в каждом уголке тела. Его не смущало теперешнее положение, даже больше – оно эльфу нравилось. Разве можно при таких обстоятельствах расслабиться? Он приоткрыл пустые глаза - бессмысленный взгляд кусками фиксировал появляющуюся из тумана картинку. Это был рефлекторный интерес к удивительному. Будь вы хоть трижды заняты каким-нибудь важным делом (ну, там, к примеру, убийством), вы все равно засмотритесь на пробегающего мимо единорога. Прием сработал – для Далрата укус стал неожиданностью. Слепо глядя перед собой, эльф чувствовал, как после боли накатывает теплыми волнами томительное наслаждение. Он механически приподнял руку, безотчетно желая провести кончиками пальцев по щеке вампира. Но замер, не закончив движение. Все чувства были напряжены, возбуждение вольготно гуляло по телу, не отказывая себе ни в чем.
Для эльфа смена декораций произошла слишком быстро. Неважно, сколько прошло реального времени. Возвращение к земной жизни чем-то напомнило утреннее похмелье. Он уставился на клубнику так, будто ее только что принес тот самый пегас вместе с утренней почтой. Осознание произошедшего явилось сразу, как и способность мыслить. Почему-то особой радости это не принесло.
- Спасибо, - сдавленно выдал, потянувшись к сладости. По рассеянности слопал бы вместе со шпажкой, но Захария вовремя среагировал. Ладонью Далрат провел по своей шее, пытаясь оценить размеры нанесенного физического ущерба. Он был ничтожно малым по сравнению с опустошенностью, воцарившейся в голове. По интеллектуальному уровню Далрат сейчас стоял на одной ступени эволюции с садово-огородными культурами.
- Вы что-то не очень серой кошкой показались, - внезапно заметил он даже с каким-то подозрением, поглаживая место укуса. Оживившись, Далрат без церемоний принялся поглощать сладкое, внутренне негодуя.
Практически злость на себя за потерю контроля. Взгляд, обращенный к Захарии, яснее ясного говорил о пережитых эмоциях.

Отредактировано Далрат Ос (2013-10-18 23:36:47)

+2

12

Захария разглядывал эльфа, но во взоре его не было насмешки, или любопытства. Он знал, как это действует. И понял, что прежде с Далратом так никто себя не вел. Поэтому сейчас, встретив взгляд и услышав замечание о кошках, он покачал головой. Некоторое время он выбирал самые крупные и красивые ягоды, продолжая кормить ими эльфа, но ничего не отвечал. Когда десерт закончился, вампир поднялся, отставив пиалу с пустыми шпажками, и принес бокалы с кислым вином, подавая один своему молодому компаньону.

Мы не в темноте, - возникло в голове у эльфа, как продолжение беседы о серых кошках. – Вечером, после ванны, вам стоит смазать укус оливковым маслом. Следов не останется, но так заживет быстрее.

Он снова сел на подлокотник, делая глоток.

Вы в смятении, Далрат, потому что испытали удовольствие от контакта, который должен был вызвать у вас отвращение или даже страх. Это странно, не так ли?

Захария был очень близко, но не пытался сократить пространство, или прикоснуться к Далрату. Просто пил вино. Это было свойственно мужчине. Спокойствие даже в самых волнительных ситуациях.

+2

13

Вино было кстати. Сейчас оно скорее действовало расслабляюще, снижало чувствительность. Сиюминутная злость на себя тихонько уходила на задний план.
Хотелось ответить сразу, но мысль не успела добраться до языка. Далрат усомнился. По факту, страх он испытал, но несколько в другом контексте. Надо признаться, весьма интригующем. Одним словом, незаурядном. Было ли подобное с ним раньше? Нет. Но вряд ли вампиру понравится сравнение с какой-нибудь случайной голытьбой, услугами которой Далрат не так давно пользовался. Пускай сравнение и в пользу Захарии.
Вместо ответа он бледно улыбнулся, кивнув и сделав второй глоток вина. Хотя мужчина сидел рядом, это не вызывало никаких запретных эмоций. Как-то удивительно быстро вампир пробился через возведенные Далратом стены… (возвращаясь к предпринимательской жилке).
- Мне интересно…, кровь всегда одинакова на вкус?
Вопрос, терзавший эльфа достаточно давно, чтобы стать риторическим. Почему-то конкретно этому вампиру задать его все же захотелось. Точнее, захотелось услышать ответ… конкретно от него.

+2

14

Взгляд Захарии стал странным, он сделал еще глоток, и стало ясно, что его глаза смеются.

Из всех вопросов, которые вы могли бы мне задать, этого я не ожидал, - ответил он, - эльф, которого интересует вкус крови. Если говорить научно, вся кровь имеет металлический и солоноватый привкус из-за своего состава. Если ненаучно, то кровь отличается не только у разных существ, но и в разные моменты их жизни. Не говоря уже о питании.

Вампир разглядывал эльфа.

Желаете знать, какой вы на вкус? – поинтересовался он. Прозрачные глаза перестали смеяться и теперь смотрели серьезно, выжидающе, - я вам скажу. Вы как ягненок. Не девственны, нет, но не искушены. У вас сладкая, немного испуганная, мягкая кровь. Вы волновались, потому что в шею вас прежде никто не кусал. Нет шрамов, - пояснил мужчина и продолжил, - вы вкусны. И станете еще вкуснее.

Захария не играл с молодым компаньоном, нет. Но диалог этот заинтересовал его не меньше. Как далеко они зайдут в этих странных изысканиях?

А вы никогда не пробовали кровь? – осведомился он.

Отредактировано Захария Виже-Лебрен (2013-10-19 01:35:27)

+2

15

По правде говоря, было подозрение, что вопрос о вкусе крови волновал большинство эльфов. Слова о разных моментах жизни внезапно напомнили эпизод из ранней молодости. Дядя Далрата учил его бытовым премудростям: «если хочешь вкусного мяса, сделай так, чтобы животное не увидело ножа - страх портит вкус». Ос цокнул языком, мысленно возвращаясь в недавние события с красочным представлением. Было в этом во всем нечто общее. Но только с первого взгляда, разумеется. Сравнить себя с жертвой Далрат точно не мог, он скорее был соучастником.
Эльф опустил взгляд – на глаза попалась одна из стащенных с полки книг. Сейчас она сиротливо лежала на полу, обойденная вниманием (оно и понятно). Пока вампир говорил, Далрат рассматривал обложку, не спеша поднимать. Причиной отсутствующему взгляду была неловкость. Не будь здесь книги, он бы вдумчиво рассматривал пустоту. Слова Захарии находили отклик. 
- Я? – он быстро взглянул на собеседника, - конечно. Я попил всю кровь у своего… у некогда…хозяина. По крайней мере, он так утверждал. Но, справедливости ради скажу, не без причины.
Далрат улыбнулся, пожав плечами. Он довольно быстро восстанавливался (неожиданно для себя). Сегодня вообще все было неожиданным, чего уж. Эльф отставил бокал, наконец подняв книгу с пола. Ладонью осторожно провел по обложке. 
- Темный маг, … - как будто только для себя произнес он, прикрыв глаза, - и как часто ...
Он искал верное выражение. В связи с пережитыми эмоциями стандартные формулировки, типа «вы будете упиваться моею кровушкой?» не подходили. Тут еще не понятно, кто и чем упивался в конечном итоге. Неловко замолчав, Далрат уставился на вампира, ожидая помощи.

Отредактировано Далрат Ос (2013-10-19 02:24:06)

+2

16

Захария встретился глазами с Далратом.

Ваш прежний хозяин кретин, - отозвался он в светлой голове эльфа, бросив задумчивый взгляд на книгу, и внезапно пронзительно посмотрел компаньону в глаза. – Он овладевал вами, желая получать, но, не желая дарить, не подозревая, что даритель получает в разы больше, чем одариваемый. К сожалению, я не могу дать вам своей крови, ибо это лишит вас магии часа эдак на четыре, а маг без магии то же, что обнаженный на городской площади среди одетых. Вряд ли подобная перспектива вас устроит. А вот вампир, с которым вы вступите в интимную связь по доброй воле, в состоянии подарить вам незабываемые ощущения. Употребление крови вампира во время соития не несет вреда для магии эльфа, но является сильнейшим афродизиаком, увеличивающим удовольствие запредельно.

Вампир встал, поставил свой опустевший бокал на полку, отошел от эльфа и присел на край письменного стола, будто чтобы лучше видеть собеседника.

Но вас не это беспокоит. Произнося свое жалобное «как часто», вы спрашивали, как часто я буду нарушать ваше личное пространство, чтобы сделать пару глотков вашей сладкой, юной крови, - он сложил руки на груди. – Спешу вас заверить, я не избалован. Не более раза в сутки, а то и много-много реже, мой дорогой мальчик. С точки зрения насыщения мне вполне подходит и кровь животных в слегка недожаренном мясе. Что касается насыщения магией, я, безусловно, желаю открывать новые горизонты, но никуда не тороплюсь. А, если рассуждать об удовольствии моральном и физическом, то я мужчина сдержанный, терзать вас не стану ради забавы.

Мужчина задумчиво и как-то придирчиво стал изучать Далрата, чуть сощурившись, будто оценивая его внешний вид.

Знаете, Далрат, в городе открылась Ярмарка, - неожиданно внушил он эльфу, - там много всяких забавных вещиц, красивой одежды и восточных Ашаамских сладостей и украшений. Я не любитель подобных мероприятий, ибо толпа довольно быстро начинает докучать мне. Но вам стоит развеяться. А отпустить вас одного на подобное сборище я не имею права, вы же знаете, как много ловушек и неприятностей таит подобное место для молодых и юных эльфов. К тому же там могут продаваться любопытные книги и изобретательское барахло, так милое моему сердцу.

Захария помолчал, давая осмыслить поток информации, и продолжил:

Я вас приглашаю, Далрат. Хочу вас побаловать, узнать, что вам нравится, провести с вами время. Мы поедем в экипаже, чтобы не перенапрягаться верховой ездой. Вы можете отказаться, если не любите ярмарки, обид с моей стороны не будет. Одежду и прочее можно приобрести и в магазинах, или вызвать портного прямо сюда. Так что выбор за вами. Что скажете?

+2

17

Захария чувствительно не подходил под определение «вампир», составленное Далратом и не подлежащее пересмотру уже много лет. Было в мужчине что-то такое, заставлявшее чувствовать себя слабым. За этот день он с удивительным проворством пробрался в голову эльфа, по пути с известным изяществом разрушив стереотипы. Мир утратил свои черно-белые цвета. Далрат был всегда уверен в завтрашнем дне, но сейчас эта вера подкосилась. Потеряв всякие ориентиры, Ос чувствовал себя первооткрывателем, набредшим на неизвестный материк. Материк, безусловно, не был в курсе своей ценности (точнее, бесценности) и вел себя так, будто он тут хозяин положения. Если бы Далрат действительно был «дорогим мальчиком» - спорить не о чем. Но осмелевшие экзотические тараканы, в избытке водившиеся в голове Далрата, были иного мнения.
Он слушал Захарию с интересом недосказанности, как будто размышляя над тем, стоит ли выкладывать сейчас все карты или проще придержать? О, в его вопросе не было жалобы. В наслаждении, доставленном вампиром, он вполне отдавал себе отчет. Хотя Далрат болезненно относился к нарушению своего личного пространства, он всегда ценил, когда это делали с умом. Тем более, по приглашению. В этой небольшой самостоятельности и был весь смысл вопроса.
Эльф тоже поднялся со своего места, ощутив легкую слабость. Впрочем, она быстро прошла. Во взгляде, обращенном на вампира, читалось короткое недоумение. Неужели Захария считал его настолько беззащитным существом? Ведь как-то же Далрат жил все эти годы, отвоевывая свое право на кубометры воздуха. Да, возможно, он не так решителен, как приведенный в пример не так давно эльф, но вполне способен постоять за себя. Пускай своей свободой Далрат распоряжался плохо, но защитить ее был способен. Только в этом и видел он свою ценность.
Мягко подойдя к вампиру, Далрат замер, наблюдая собеседника; тонкая улыбка обозначилась на его губах.
- Уже не помню точной цитаты, но один классик писал, что мы любим за то добро, которое делаем, … а не за то, которое получаем. В большей степени. Даритель и правда получает больше, чем одариваемый. Но далеко не факт, что это только хорошее.
Он отвел взгляд.
- Я и сам собирался предложить поездку, ведь стою я тут такой красивый в чужой одежде. И рад, что вы составите мне компанию. Не потому что боюсь чего-то, а потому что ваше общество мне приятно. Что касается моих вкусов, то они довольно умеренные. Думаю, не смогу вас впечатлить, проев огромную дыру в бюджете. Тем более, карты под запретом.
Далрат поставил бокал на стол, едва задев пальцами чужую руку.
- Я здесь только по своему желанию, Захария, я это понимаю - тихо произнес, поднимая глаза, - и, поверьте, если я чего-то не захочу – я об этом скажу сразу, не думая о возможной обиде. Вы, кажется, того же склада. Так что просто просьба - не оглядывайтесь на меня. Никогда. Как вы сегодня это уже сделали на пути к вашему дому.
Далрат не был уверен, что правильно передал свою мысль, но иных слов в этот момент не нашлось.

Отредактировано Далрат Ос (2013-10-21 08:21:08)

+2

18

О, а у этой кошечки есть коготки, - промелькнула в голове собственная мысль. Захарии это нравилось. Подобное поведение говорило о том, что Далрат не растерял чувство собственного достоинства, был уверен в своих силах, и немного оттаял и освоился, раз осмелился перечить своему работодателю. Эльф очень старался продемонстрировать свою самостоятельность и состоятельность.

На деле у вампира и в мыслях не было как-то принизить боевые достоинства Далрата, или намекнуть на его полную беспомощность. Но его слегка удивило незнание эльфа о том, что сулят подобные ежегодные сборища. Кажется, все эльфята с малых лет знают: ярмарка в Ангенаме опасна для эльфов своей магией. Волшебство притягивает совсем юных на аттракционы, с которых те, скорее всего, не вернутся, а отправятся в Золотой Амфитеатр. Молодым же, свободным эльфам наверняка придется оказаться в постели какого-нибудь азартного вампира. Противиться силе Ярмарки не может ни один эльф. И соваться на нее стоит очень аккуратно, а лучше всего в обществе того, кто вовремя обнажит клыки. С другой стороны Далрат мог попасть в Амфитеатр иным путем, а взявший его вампир, похоже, не баловал эльфа увеселительными мероприятиями.

Граф Леон Фор, - Захария оценил едва заметное прикосновение, приятную улыбку, в которую сложились тонкие губы, и замечание о том, что его общество является приятным. В той же степени он оценил и предостережение о том, что не стоит оглядываться на эльфа. Он прекрасно понял, что имелось в виду. Излишнее внимание и забота пугают того, кто не был этим избалован. Прикосновение ласкающей ладони кажется изощренным ударом тому, кто не знал, каково это, когда тебя гладят. – Вампира, который написал это, звали Леон Фор, - отозвался он в голове Далрата. – Он был толст, бородат, но широк душой, если орган такой у вампира имеется. У него было множество эльфов и невероятное множество любимых детей от этих эльфов.

Вампир смотрел в глаза компаньона. Его взгляд был спокойным.

Что до одежды, - мягкое вторжение, - она ваша. Я никогда бы не позволил себе предложить вам рубашку с чужого плеча. Одежда эта новая, привезена с фабрики мне принадлежащей. Это образцы, чтобы продемонстрировать, как лежит новая ткань в иных моделях. А вы, мой милый друг, учитесь принимать наличие личных вещей у вас, как должное. Не сомневаюсь, что запросы ваши скромны, но я щедрое существо и хочу, - он сделал ударение на «хочу», - вас одаривать. Ранее в этом доме не было никого, кому возможно было бы надеть на руку кольцо, а на стройный стан изящной работы сюртук. Теперь здесь есть вы. И не воспринимайте сие, как кабалу, или игру в куклы. Воспринимайте это как то, чего вы достойны от рождения, но были лишены в силу обстоятельств.

Захария приложил палец к губам Далрата, прежде чем тот возразит.

Я мнение ваше услышал, - всплыло в голове эльфа, - и отношусь к нему с уважением. Кудахтать над вами, как безумная птица, не стану, и свободу вашу не отберу. К тому же думаю, что отобрать ее у вас не так легко, ибо вы будете драться за нее, как лев, - в прозрачных глазах не было усмешки, граф говорил искренне, - но и вы услышьте мое. Самоуверенны только дураки. Мудрецы же уверены в себе и той руке, на которую смогут опереться. Почувствуете, что не справляетесь, обопритесь на того, кто не станет смеяться над вами в минуту слабости.

Некоторое время Виже-Лебрен смотрел на собеседника не моргая, словно пытался понять, дошло ли до Далрата сказанное. А потом медленно отнял палец от губ эльфа, едва проведя по ним подушечкой.

А теперь позвольте откланяться для переодевания, - чужеродные мысли, - не в халате же мне сопровождать такого очаровательно серьезного спутника. Жду вас у кареты через четверть часа.

Он шутливо поклонился, развернулся и направился к дверям, но вдруг замер спиной к эльфу.

И, еще… - возникло в голове Далрата. – Я никогда не оборачиваюсь. У меня превосходный слух.

Во время утреннего возвращения домой он слышал и цокот копыт, приобретенной для Далрата лошади, сердцебиение и дыхание эльфа. А не оборачивался он потому, что давал возможность передумать, хотя где-то в глубине души чувствовал, что этот эльф должен войти в его дом.

***

Спустя ровно пятнадцать минут Захария, действительно, ожидал Далрата у открытой двухместной кареты. Он надел светло-коричневый костюм-тройку с темно-коричневой подкладкой, алый шейный платок, остроносые темно-коричневые ботинки. Едва эльф появился, Захария подал ему руку, помогая забраться в карету, а потом сел сам. Невзрачный кучер тут же ухватился за поводья, и они выдвинулись на Ярмарку.

---->>> Ярмарка » Сама ярмарка

офф

Леон Фор - Лев Толстой на французский манер. Просто перевел приблизительно дословно в целях сохранения стиля имен на форуме.

Отредактировано Захария Виже-Лебрен (2013-10-22 13:13:11)

+2

19

Глядя в спину удаляющегося вампира, Далрат осторожно прощупывал собственные эмоции. Только что тут прозвучали правильные слова, на которые и возразить было нечего. Эльф недоуменно свел брови, с силой проведя по ним указательным и большим пальцами.
Минутка самоанализа.
Далрат привык барахтаться в серых буднях, неизменно выплывая на своем королевском цинизме. Он виртуозно сочетал в себе заниженную самооценку и веру в собственное величие. Этот тяжелый симбиоз и приводил к некоторой замкнутости и тщеславию не озвученной мысли. В общении с миром он прошел все стадии разочарования: от отчаянной попытки что-то объяснить, до молчаливого безразличия, посчитав последнее наиболее удобным для всех вариантом. Ему даже в голову не приходило, что кому-то кто-то еще может быть искренне интересен. Что у кого-то еще есть способность удивлять.
Знание автора цитаты, безусловно, расположило. После чего начался чистый гипноз с точными попаданиями. Захария читал его как книгу, находя правильные слова. Там, где родные пасовали, гадая, какой ген мог так навредить родословной и породить Далрата, этот едва знакомый вампир с легкостью ориентировался. Деликатность и ум - инструменты, которыми Захария умело пользовался.
Иные в подобной ситуации пали бы немедля ниц и воздали хвалу …кому бы там ни было. Иные, но не Далрат. Потому что мысль, что ты во вселенной не одинок, только в юности может доставить безудержную радость, а вот с годами все больше настораживает. Это как с болезнями, которые детьми переживаются быстро и незаметно, но в зрелом возрасте могут вызвать непоправимые последствия. Эльф знал, что его здоровья хватит только на один такой раз, а, значит, у него не было права на ошибку.
О, пока Далрат отчаянно рефлексировал, его природная грация не спала. Многие годы он оттачивал бессознательное мастерство портить хозяйские вещи. Ну как же тут рядом с бокалом недопитого вина и стопками исписанных листов ему не проявиться? Один неаккуратный жест – мелкое вредительство совершено! Побелев больше обычного, Далрат судорожно принялся смахивать жидкость с бумаги, с внутренним холодом наблюдая поплывшие чернила. В ход пошел рукав рубашки, так любезно подаренной хозяином дома.
Ничего страшного. У него еще есть. Целая фабрика, - проскользнула мещанская мыслишка и радостным галопом ускакала в бездну наступающей вины.
Может быть, баловать не получится…, но на покрытие убытков уйдет немало, - почти философская идея, полная внутреннего трагизма и тревожного предчувствия. Он себя знал.
Созерцая творение рук своих, Далрат обратно закатывал слегка изгвазданный рукав. В мелочах, знаете ли, проявляется вся суть. Он потряс промокшими листами в воздухе, потом положил их на сухую поверхность стола. Потом снова взял. И снова положил. Повернул за уголок, придавая натюрморту некоторую небрежность. Чувствовалась рука мастера. 
Вспомнив о времени, Далрат быстрым шагом направился к дверям, но … вновь вернулся и изменил угол еще градусов на 10. Вполне удовлетворенный результатам своих действий (но вряд ли до конца понимая их смысл), он поспешил на выход, проявив попутно чудеса ориентирования на местности. В новом доме несложно заблудиться.
- Простите, я слегка заплутал. По звездам лучше ориентируюсь, чем по старинным гобеленам, - между делом сообщил бесстрастно, проворно занимая место в карете.

---->>> Ярмарка»Сама ярмарка

Отредактировано Далрат Ос (2013-10-22 03:31:14)

+2

20

---->>> Ярмарка » Сама ярмарка

Когда они добрались до дома, въехали на территорию поместья и остановились у крыльца, их вышел встречать Сильвио. Он улыбался, но выглядел несколько досадливо расстроенным.

Что не так? – поинтересовался Захария, который не собирался будить Далрата. Он подхватил того на руки и понес в дом.

- Потом, - прошептал Сильвио, увидев, что эльф спит и махнул рукой, - тут в ваше отсутствие кошки набедокурили.

Граф кивнул и, отдав слуге распоряжение разгрузить сундук, и разнести покупки по покоям, пошел наверх, прямиком в, еще вчера, гостевую спальню, а теперь в комнату Далрата. Там он уложил молодого компаньона на постель, устроил его на подушках, снял рубашку и ботинки и укрыл покрывалом. Наконец, напоследок, приоткрыв балкон, вампир спустился в гостиную.

Чуть позже в спальню Оса проскользнул Сильвио, он развесил и разложил вещи в стенные шкафы, поставил на полки книги, а на тумбочку водрузил шкатулку. Поправив покрывало, он тоже покинул комнату. Ему предстояло спуститься в гостиную и рассказать хозяину об испорченных бумагах. Слуга знал, что скандала, конечно, не случится. А еще он знал, что Виже-Лебрен расстроится и не покажет этого, но ведь загублены двухнедельные труды. Он и сам был расстроен, до сих пор гадая, каким образом одна из кошек проникла в кабинет, перевернула и поставила на место бокал, а потом разложила сушиться листы. Сильвио, конечно, в чудеса не верил, но в высокий интеллект кошек верил свято, а еще очень не хотелось подозревать кого-то из слуг. Ведь в этом доме не приветствовалась ложь, а проводя свое маленькое расследование, слуга опросил каждую живую душу, и все клялись в своей непричастности.

Когда Сильвио прошел в гостиную, Виже-Лебрен сидел за роялем, просматривая ноты. Судя по тому, что он до сих пор не переоделся, он находился тут с самого приезда.

Мы едем на бал, - сообщил он Сильвио, не поднимая взгляда, - через три часа. Подбери мне костюм.

- На бал? – Сильвио удивленно приподнял бровь. – Вы же не любитель балов.

Верно. Далрат тоже не любитель, - ответил Захария, - но любопытно же. Раньше, я там был, как белая ворона, а того хуже все лезли с приглашениями на танец. Приходилось прятаться по углам, или в обществе Ашера и Луиса. Теперь я буду не один, а с приятным спутником. Меньше внимания.

- Меньше? – Сильвио скептически сморщился, - ой ли. Завтра вся бульварщина напишет, что немой аристократ нашел себе таинственного спутника.

Пусть пишут, - Захария усмехнулся. – Не все же им мусолить сказки о том, как я поедаю младенцев на завтрак, сплю в гробу, и обращаюсь в летучую мышь. Я хочу развлечь мальчика и себя заодно. Ты не одобряешь?

- Да, а еще вас можно убить, только если проткнуть сердце серебряным кинжалом, - добавил Сильвио и пояснил, - кучер прочитал об этом неделю назад. И, кстати, я одобряю. Ваше затворничество давно пора было разнообразить чем-то неизведанным.

Вот и хорошо, разбудишь Далрата через полтора часа, чтобы он мог собраться спокойно, - граф вновь принялся за изучение нот. – Что ты хотел мне рассказать? Что-то про кошек, если не ошибаюсь.

- Верно, - Сильвио почесал ухо и привалился к косяку, собираясь с мыслями и силами, - тут в общем такое дело… Две недели ваших трудов насмарку. Кто-то опрокинул вино в кабинете, потом выложил сушиться листы, но там ничего уже не разберешь, было поздно что-то спасать, чернила потекли, и потеки засохли. Вот.

И почему ты думаешь, что это кошки? – поинтересовался Захария, переставая читать, но, так и не поднимая глаз.

- Ну, я опросил всю прислугу. Все поклялись, что они не пакостничали, - Сильвио привалился к косяку. – У нас не лгут. Я хочу в это верить.

Эта вера убеждает меня больше, чем чрезмерный интеллект кошек, - отозвался граф, устанавливая ноты перед собой, снимая пиджак и бросая его в ближайшее кресло.

- Кошки умны, - возразил слуга.

Бокал лежал на бумагах, был разбит, лежал на полу? – спросил Захария.

- Нет, просто стоял, но… - Сильвио вздохнул.

На полу, столе, или бумагах, есть кошачьи следы? – перебил его хозяин.

- Нет, - Сильвио кивнул, - я понимаю, но не вы же это сделали, верно? Вы бы сразу предприняли необходимые меры, мне бы сказали, чтобы я все переписал, что можно и…

Замолчи, - Захария в упор глянул на слугу и приложил палец к губам.

Сильвио осекся, встречая странный взгляд графа, а тот положил руки на клавиши и вернулся к нотам, по дому разлилась музыка. Она струилась из-под красивых умелых рук, просачивалась во все помещения, заставляя прислугу замирать и слушать. Сильвио присел прямо на ковер, прислоняясь спиной к стене. Захария играл, прикрыв глаза, прислушиваясь, будто вовсе впал в транс. Когда мелодия закончилась, граф поднялся, налил себе рюмку густого ликера и отошел к окну, глядя в темноту сада.

Это Далрат, - прозвучало, наконец.

- Музыку написал? – ошеломленно спросил Сильвио, так и не поднявшийся с ковра.

Вино разлил на бумаги, - ответил Захария, не оборачиваясь и делая глоток. – Мы когда на Ярмарку приехали, у него рукав рубахи в вине был. Он, когда я внимания обратил, смешался очень. Я думал, ему рубашку жаль. Но, теперь все ясно. Он не смешался, он испугался.

+1


Вы здесь » Безмолвие богов » Архив отыгрышей » Владения Захарии Виже-Лебрен