Безмолвие богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Безмолвие богов » Архив отыгрышей » Ювелирная лавка


Ювелирная лавка

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

По совместительству мастерская, двухэтажный жилой дом. Под торговлю отведено небольшое помещение, но так как ранее покупатели были сложившиеся, постоянными клиентами, то пространства вполне хватало. Давно на дубовой двери красуется вывеска "закрыто". Витрины с драгоценностями занавешены плотной белой тканью. На первом этаже так же расположена уютная кухня, гостиная, просторная мастерская, за неприметной дверью лестница, ведущая в подвал с дивной коллекцией вин. На втором этаже две спальни, кабинет, ванная комната, библиотека. Дом добротный, каменный, среди остальных на улице не выделяется.

Отредактировано Файон Руэри (2013-12-27 00:13:10)

0

2

--------> Ярмарка
Недолгий путь прошел в созерцании пятнистого окружающего мира. Можно было заметить, как Файон щурился, изредка всматриваясь вдаль, или же бросая короткие взгляды на прохожих. Руку он так ни разу и не отпустил, чувствуя себя рядом с господином Ишей настолько уверенно и хорошо, что несколько раз сам себе поражался. Или не поражался, просто воспринимая факт как должное. Незнакомое ощущение нравилось, ровно, как и господин из далекой страны. Изредка легко сжимая пальцы, эльф потратил некоторое время, чтоб приноровиться под шаг, быстро ловя темп, и идя вровень, синхронно ступая. И все чаще ловил себя на мысли – как хорошо бы было, если дорога никогда не закончилась. Ой, какая глупая мысль, гнать бы ее подальше.
Знакомые стены домов сливались в единую длинную серую вереницу. Остановившись возле лавки с красивой вывеской на флигеле, Файон осторожно высвободил руку и, найдя во внутреннем кармане ключ, легко отпер дверь.
-Проходите, пожалуйста.
Посторонившись, пропустив вперед гостя, он, легко улыбаясь, стряхнул с рукавов капли дождя, и коснулся пальцем вывески, возвещающей о том, что лавка закрыта. Не приемный день, переучет, да мало ли какие причины. Закрытые витрины тоже внушали сомнение, да только ведь не за этим приглашал. Все равно едва ли вещицы за стеклом заинтересуют господина главного евнуха ашаамского гарема. Тут совсем другое надо. А перво-наперво чай. Без чая никак, особенно после прогулки под дождем, да и за знакомство просто необходимо. Проведя Ишу в гостиную, поставив на столик в углу лоток, накрытый слегка промокшим бархатом, он с задумчивым видом повертел головой, не решаясь с чего-то начать. Сначала чай, и пусть гость самостоятельно рассматривает драгоценности, пока занимается приготовлением? Не особо вежливо получится.
-Вы чай будете, конечно? Умею заваривать не хуже, чем в чайной на ярмарке, думаю, должно понравится.
Непринужденно склонив голову в почтительном жесте, Файон рукой указал на удобный диван и, не дожидаясь ответа, отправился на кухню. Быстро выискивая нужные банки с ароматными травами, ставя чайник на огонь и доставая поднос с изысканным сервизом на две персоны. Вода вскипит быстро, нужная смесь уже в маленький фарфоровый чайник отсыпана, сахар вроде бы есть, мед тоже имеется, а с печеньем или конфетами дело плохо. Ну да ничего, вкус напитка должен покрыть маленькие неудобства.

+1

3

ярмарка

Радушный хозяин Файон настолько удивительно и неожиданно захотел уединиться с незнакомым ашаамским гостем, что мужчина решил не останавливать эльфа. И едва тот закрыл лавку и дверь, походкой мягкой и невесомой направился за ювелиром в гостиную, оглядываясь и принюхиваясь к незнакомым ароматам дома.
О, каждый запах имел значение. Каждая деталь выдавала отсутствие хозяина, как такового. Чувствительные ноздри втягивали медовые оттенки корицы, что ярко манили заглянуть на кухню, а еще вампир отчетливо сейчас уловил, насколько безрассуден его новый знакомый, который пустил внутрь убежища опасного по сути хищника.
Ведь окажись на месте Иши другой вампир, он непременно бы воспользовался преимуществами и попытался обернуть дело в свою сторону как можно быстрее.
- Я не очень люблю чай, Шьям отправился за Файоном в кухню, на самом деле сокращая расстояние между ними. То, что юноша обладает воздушной магией вампир понял еще на Ярмарке - слишком схожи родственные потоки. Вампиру не хотелось прерывать контакта с ювелиром - ни зрительного, ни вербального, ни тем более тактильного. - Я могу вам помочь приготовить кофе? Вы пробовали когда-нибудь крепкий напиток с нотками перца и ароматом восточных трав? Правда, здесь вряд ли найдутся все составляющие, но я...
- Иша безошибочно определил, где Файон хранит черный напиток и достал его с полки шкафа, оказываясь рядом с эльфом, останавливаясь рядом и вновь окружая теплом, не стремясь коснуться руками. 
Привычка во всем помогать, оберегать, обучать, дарить нежность или наказывать за проступки выливалась в естественную заботу, не преднамеренную, но настойчивую опеку.
Иша даже руку Файона взял в свою, отодвигая подальше чай, выдохнул на еще холодные пальчики горячим дыханием, чтобы согреть.
- Вы так заботливы и так радушны. Я, право, не заслужил... - Шьям мягко прикоснулся губами к пальцам Файона мягкими теплыми губами. - Так позволит ли мне хабиби угостить его кофе?
Голубые глаза вновь не отпускали юношу, и взгляд этот скользил по контуру лица, по шее, по белой прядке, выбившейся из аккуратной прически.

+2

4

- О, простите тогда… - обернувшись, все еще крепко сжимая в пальцах бока маленького фарфорового чайника, Файон растерянно уставился на гостя, однако упоминание о кофе быстро все расставило по местам, - Конечно же, и кофе будет очень кстати. С радостью приму любую помощь. Специи может и найдутся, сейчас посмотрю, что у меня есть.
Почему-то испытывая огромное наслаждение при распитии любого сорта чая, эльф считал, что все должны обязательно чай любить. Ну, ошибся немного, с кем не бывает. Главное сейчас как можно быстрей загладить небольшую оплошность, и пусть даже заварить кофе, который сам не жаловал по ряду причин. Только господину знать об этом вовсе не обязательно. Кофейный запах прекрасно ассоциировался с хозяином, требовавшем обязательно подавать кофе каждое утро, и малейшая неточность в приготовлении напитка сказывалась прям у той стены, неподалеку от входа. К счастью неточности были редки, и подвергался насилию ранним утром не часто. Однако мимолетных воспоминаний хватило, чтобы вздрогнуть от едва заметного аромата, пронесшегося стоило ашаамцу снять банку с кофе. Хороший кофе, очень хороший, стоивший целое состояние любимый сорт того, о ком вспоминать не хотелось нисколько, ровно, как и тех памятных часах после рассвета. Не теряя лица, Файон достал с полок несколько банок с восточными специями и травами, выставил на стол, предлагая гостю выбор. Больше ничего подходящего действительно не обозревалось, и мысли вновь вернулись к кофе. Приятное тепло разливалось по телу, согревая, и пытаясь унести за собой все нехорошие мысли из головы. Действительно, какими же разными, непохожими могут быть вампиры. Наверное, Иша просто никогда не стремился к идеалам собратов и не придерживался их образа жизни. Непонятно по какой причине.
Опять вздрогнув при прикосновении к руке теплых пальцев, Файон замер, всеми силами сдерживаясь, чтоб не дернуться в сторону. А хотелось, ой как сильно хотелось мягко освободить руку, спрятать за спину и, сделав вид, что совсем ничего не произошло самому заняться кофе. Забота стала немного пугать, самую малость, скорее своей непривычностью и совершенно новым, неизведанным чувством. С ним общались на равных, и даже более того, будто был каким-то особенным, возвышенным созданием.
Губы коснулись прохладной тонкой кожи, и стало по-настоящему жарко, сердце забилось, будто перепуганная птица, прикусив губу Файон вновь попытался никоем образом не показывать, как взволнован. Румянец на бледных щеках роли никакой не играл, да и холодный пот, сделавший спину липкой, тоже не имел никакого значения. Ужасно захотелось позорно сбежать, так и не завершив выгодную сделку. Однако желания расходились с возможностями, и опять же ничего такого не происходило. Учтивый, вежливый мужчина всего-то проявил немного внимания.
- Кофе? Да, кофе, конечно же, буду счастлив, если господин приготовит кофе. –  и сразу язык прикусил, осознавая какую дерзость выдал.
«Сейчас господин так приготовит, потом кости собирать по всем задворкам города придется. Ума-то много, чтоб подобное выдавать…» Да, и о чем думал, когда столь неподобающе произнес про кофе, приготовленное господином? Самому надо хватать все, и заниматься, вспоминая в каких пропорциях варить напиток. Учитывая, что и среди ночи если разбудить, то сразу рецепт выдаст, вспоминать здесь не о чем.
- Но я и сам бы мог сделать, умею почти так же хорошо, как и чай…
Зацепившись за притягательный взгляд, Файон очень наделся на то, что все хорошо закончится. Мысли о первоначальной цели визита начисто вылетели из головы. Обязательно вспомнит, как только с кофе закончат.

Отредактировано Файон Руэри (2013-12-28 16:25:28)

+2

5

- Конечно, я с удовольствием вас угощу, хоть вижу вы не особо цените этот напиток,- Иша неожиданно почувствовал не только волнение эльфа, но и его страх. Его евнух не спутал бы ни с какой другой эмоцией.
Но будучи существом настойчивым, уравновешенно взвешивающим каждый шаг, Иша не стал отпускать руку юноши и затем глянул на предлагаемые специи.
Там, где мешается аромат боли, страха и крови всегда есть место холоду, взволнованности в нотках голоса.
- Не стоит утруждать вас, когда я и сам напросился помогать, - Иша еще раз осторожно прижался губами к руке, касаясь запястья, где отчаянно билась голубая венка. Вампир даже удивился, что юноша так волнуется. - Я могу спросить вас, Файон? Я вас пугаю?Поверьте, я не имел намерений обижать столь очаровательное существо. Даже теперь, зная ваш маленький секрет... - Иша предупредительно отступил и взялся за турку, висевшую на стене, налил туда воды и поставил на огонь, затем набрал ложечкой кофе, поглядывая на белоснежного ангелочка рядом с собой.
Шьяму приходилось вести себя осторожнее, не пытаться больше проявлять внимания столь активно, ибо реакции Файона настораживали и несколько напрягали мужчину: хозяин эльфа явно не скупился показывать, кто тут главный, частенько заставлял дрожать хрупкое и очень красивое создание.
- Вы...живете совсем один. Я вампир, и с очень чувствительной кожей, как говорят некоторые ашаамские вельможи, - Иша добавил немного корицы, перец в черный напиток, дожидаясь первого жара воды и помешивая тот длинной ложечкой. - Надеюсь, моя откровенность не станет препятствием, чтобы полюбоваться на ваши работы и выбрать некоторые для покупки? - отставив с огня турку, евнух подхватил две маленькие чашечки и наполнил их. Все это он делал неспешно, не проявляя вампирского хищного настроя, который обычно охватывает представителей его расы при близости к эльфу, ни разу не пробовавшему укусов. - Попробуйте, Файон, это отличный кофе... Несколько глотков, и вы согреетесь, а то у вас такие холодные пальцы.
Иша с удовольствием согрел бы талантливого ювелира, обняв, окунув в тепло ветра пустыни, но он отчетливо понял, что мальчик и так перепуган - всего лишь каким-то робким поцелуем, не несущим угрозы. И кровь в Фаоне текла уже столь ярко, что аромат его магии только усилился.

+2

6

Гость оказался на редкость проницательным, но отчего-то неожиданно раскрывшаяся правда принесла только некоторое облегчение и оттенок спокойствия. Файон не любил лгать, все равно не смог бы долго сдерживаться, делая вид, что все идет как надо и иначе быть не может. Прибегая к уловкам, хитростям только когда это действительно жизненно необходимо, эльф считал, что внезапная пропажа хозяина уж точно относится к величайшей необходимости все сохранить в тайне. Так же, как и нарисованная печать. Иначе бы кто знает, где бы сейчас находился, и кто диктовал жесткие условия. От вполне реалистичных мыслей становилось неприятно. И сейчас уже не надо что-либо скрывать, все стало ясным как светлый солнечный день. Пусть так, оно может только к лучшему. Глубоко вздохнув, он кивнул, соглашаясь, что действительно господин сам вызвался помочь. Вопреки опасениям ашаамец не разгневался, даже наоборот, как казалось, пытался всячески успокоить, доказывая, что нет ничего необычного в том, что решил самостоятельно заняться приготовлением ароматного напитка.
Губы вновь коснулись руки, опаляя горячим дыханием нежную кожу запястья. Приятное ощущение жарко скользнуло по телу, находя отклик в никак не желающем успокаиваться сердце. Казалось, что еще немного и проломит ребра, стремясь вырваться наружу, да убежать куда-то очень далеко.
- Пугаете? Если только совсем немного… Непривычно чувствовать себя настолько значимым, особенным, и как вы сказали, очаровательным. Простите, но ранее не доводилось быть на такой высоте, так что боюсь вас может смутить неподобающее поведение и не менее неподобающий вид.
Обманывать сейчас смысла тем более не было. Уверять, что все в порядке и господину лишь показалось? Глупости. Чувствовалось, как к щекам прилипла яркая краска, легкая дрожь то и дело пробегалась по телу, ну и сердце никак не унималось, активно разгоняя кровь.
- А секрет приходилось скрывать, - и тут тоже не стал спорить, спокойно продолжая, - Мне бы не хотелось вновь оказаться в таких же условиях, как жил раньше. Очень прошу вас, хотя и не смею просить о подобном, но все же, если то возможно, позвольте все оставить в тайне до лучших времен. Да и кто знает, вдруг хозяин вздумает вернуться.
«Только нет никакой гарантии, что драгоценный хозяин не закопан под кустом на заднем дворе, или же плавает в ближайшей подвальной бочке вместе с вином. Но тут, к сожалению, или мне повезет, да поверят, или  все закончится дальше некуда плохо.» О плохом думать не хотелось, да и вообще мысли не отличались большим разнообразием, все итак завернуло в какую-то абсолютно не ту сторону и выровнять не представлялось возможным. Ничего, выкрутится как-нибудь.
- Ничего непредвиденного не произошло. Обман все равно рано или поздно открылся бы. Да, я виноват, но работы непременно покажу, с надеждой, что вам приглянется какая-нибудь.
Внимательно наблюдая за приготовлениями, Файон наконец удачно сделал великое усилие, собрал себя в горсть, запихивая в кулак, и успокоился ровно настолько, чтоб перестать вздрагивать и светить ярким румянцем. Все, хватит, а то как впечатлительный подросток на заре первой влюбленности.
- Благодарю. - осмелившись вновь улыбнуться, эльф осторожно взял чашку, сразу же немного отпивая, - Действительно, вы так прекрасно умеете готовить кофе, никогда ничего подобного не пробовал.
И не врал, даже не преувеличивая. Нотки корицы, перца, придавали напитку поистине волшебный вкус, никак несравнимый с тем, который готовил обычно для хозяина. Нельзя сказать, что тот кофе был плох, просто совершенно другой. Специи согревали изнутри, и вопреки того, что кофе здорово будоражит сознание, успокаивали, помогая мыслям встать на место, выстроится в привычную последовательную цепочку. Отпив еще немного, одновременно грея пальцы об чашку, он изучающим взглядом скользнул по лицу Иши. Нет, действительно ли в маленьком обмане не было ничего страшного? Едва ли это так, но очень хотелось верить.

Отредактировано Файон Руэри (2013-12-28 22:41:16)

+1

7

Милое очарование так бережно обнимало чашку пальцами, что Иша рассеянно слушал его признания в том, что хозяин-вампир канул в небытие. Зато он с небезразличием отмечал другое - Файон доверчиво вверяет незнакомцу судьбу, хотя мужчина ничем не заслужил пока такого подарка.
А подарки, будь они драгоценностями или душевными порывами, Шьям ценил больше, чем расчетливость своих сородичей. Эльфик нуждался в покровительстве, и если не понимал этого обстоятельства, все равно стремился опереться на сильное плечо.
Обитать в городе, где каждый день сталкиваешься с представителями опасной расы и подвергаешь себя опасности, тем сложнее, чем дольше наблюдаешь за их привычками и терпишь их вольные или невольные нападки.
- Жаль, что я не смогу угостить вас у себя дома. Люблю смотреть на золотой залив, когда в него садится солнце. На балконе по вечерам бывает очень красиво, - Иша забрал у эльфа чашку, ибо она опустела и вновь завладел его рукой, бесспорно ощущая, как жар разливается по телу ювелира.
Не бойся, драгоценность моей души, я не собираюсь тебя обижать, - сказали глаза, а пальцы погладили по гладкой ладошке Файона. Именно сейчас вампир ощущал, как кровь быстрее и быстрее бежит по венам юноши, как будто стремится подчиниться магии ветра, которая у Шьяма в несколько раз превосходила силу собеседника.
- Я никому не скажу, что вы остались без хозяина. Но полагаю, что он не возвращается уже очень давно. И вы действительно рискуете оказаться в Амфитеатре... Так у вас называют место для магических договоров с эльфами? - мужчина переплел с Файоном пальцы, успокаивая его и одновременно продолжая греть. - Я невольно вмешался в вашу жизнь своим появлением. На островах такие события называют Судьба. То, что невозможно избежать.
Вампир искренне улыбнулся, вновь показывая зубы, которые не раз пробовали сладкую кровь и приносили жертвам истинное удовольствие от процесса. Нечто сакральное видел и сам Иша в близости между вампирами и эльфами.
- Но не будем об этом, лучше покажите вашу коллекцию.

+2

8

- Когда-то грезил дальними странами, мечтал ощутить каково жаркое солнце пустыни и увидеть край где редко гостят северные ветра. И так ли красиво море у островов, и действительно ли там обитают огромные рыбы, умные настолько, что порой следуют за кораблями, провожая, выныривая из воды и вновь исчезая в лазурных глубинах.
Немного грустно улыбаясь, Файон послушно отдал чашку. Давние мечты рассеялись в прах, разметались, гонимые тем самым северным ветром, и не находили ничего общего с настоящим. Пальмы, птицы с разноцветным опереньем, подобным драгоценным камням, теплое море, яркие краски восточного заката… Красота, да и только. Пусть она останется в мечтах как приятное воспоминание о том, чего никогда не будет, согревающее душу вечерами.
- Говорят, в ваших краях рано приходит ночь, солнце быстро покидает небеса, рассыпаясь золотом заката.
Невольно продолжив дальше предаваться мечтам, Файон легко сжал пальцы в ответ на прикосновение. Невесомо дотрагиваясь до руки гостя, находя это ощущение весьма приятным и естественным.
- Да, хозяин весьма давно покинул город. Или не покинул? Понятия не имею. Узнавать даже не пытался, не искал. Наверное, это тоже плохо. У моего господина не было родственников, поэтому как принято у некоторых вампиров, по наследству никому не перейду. Да и печать не ставилась, договор не заключался. Конечно, путь в конечном итоге окажется именно в Амфитеатре. Не хотелось бы пока о нем думать, но когда тот момент придет, попытаюсь разозлить желающего завладеть живой душой настолько, чтоб претендент без зазрения совести убил бы сразу, не растягивая удовольствие и не подвергая пыткам. Наивно полагать, что все так легко закончится, да только надеюсь.
Слова - словами, а как на самом деле будет, Файон вообще думать не желал. О, он очень любил жизнь, еще больше свое дело, увлечение, смысл существования. Как бы ни подкрался тот момент, когда б еще в самом начале боя не начал валяться в ногах явного победителя, умоляя о пощаде. Передернувшись и мысленно прокляв самого себя, эльф крепче сжал пальцы, чувствуя приятное тепло, которое вселяло уверенность в завтрашнем дне. Наивно, глупо так думать, но действительно неясное ощущение можно было назвать именно уверенностью.
- К величайшему сожалению судьбы у нас здесь не существует. Все поддается различным стечениям обстоятельств. И их тоже невозможно избежать, даже когда сами пытаемся повернуть события  в нужную сторону.
Засмотревшись на острые клыки, он далеко не сразу отпустил руку, некоторое время продолжая греть пальцы. Потом молча поднялся, приподнял ладонь, красивым жестом прося следовать за собой, и прошествовал в мастерскую. С тоской размышляя о том, что если господин захочет, то все даром выгребет. Каким бы порядочным, учтивым не казался, а соблазн велик может быть. Ну, ничего, еще в подвале сбережения припрятанные есть. На небольшое количество материала их хватит.
В мастерской царил идеальный порядок. Каждая вещица была на своем месте, шкатулки, в нужном порядке стоявшие на полках, открывались различными ключами, связка которых беспечно висела на гвоздике у входа. На столе в углу стояла сейчас выключенная лампа, были разложены маленькие слитки серебра, несколько гранатов на черном бархате затесались рядом с прикрытой салфеткой фигуркой. Там же находилось пенсне с набором увеличительных стекол и остальное необходимое для работы. Пройдя к столу, Файон осторожно подвинул незаконченное, зажег лампу, смел инструменты в сторону, убрал прибор в ящик и застелил нужное пространство все тем же темным бархатом.
- Буду показывать все сразу, здесь не так много, если что заинтересует, говорите. Или же на заказ еще работаю. В течение трех-четырнадцати дней выполню, смотря какой сложности нужная вещь окажется.
Безошибочно доставая шкатулки, эльф аккуратно выставлял содержимое на стол. Древо жизни с гранатовыми цветами, плодами из янтаря, изумрудными листьями в серебряной окантовке выгодно смотрелось с сапфировой чайкой, алмазное напыление на крыльях сверкало в приглушенном свете. Изысканное колье могло удивить разнообразием драгоценных камней, плоских округлых кусочков золота, и имело шанс показаться вычурным и нелепым, если бы каждый цвет не гармонировал друг с другом по тону, оттенку и прекрасно сочетался. Богатые перстни с изумрудами, рубинами, инкрустированные мелкими брильянтами и украшенными витиеватой резьбой, были выполнены в золоте и серебре, в зависимости от цвета. Три обсидиановых паука практически сливались по оттенку с бархатом, но топазовые глаза быстро все расставляли по местам. Хрустальная роза с колючими шипами смотрелась несколько бедно, но зато, сколько потребовала на себя времени и заботы когда-то. Богатая коллекция серег, три ожерелья различных цветов и оттенков. Крошечный единорог, целиком выполненный из опала, примостился рядом с пауками, и будто бы испуганно посматривал на насекомых. Правда, глаза маленькой лошадки угадывались с трудом. Напоследок выложив простое жемчужное ожерелье в три ряда, Файон отошел на почтительное расстояние, давая возможность выбора. Не густо, конечно же, но каждой вещице была отдана масса кропотливого труда и расставаться просто так с дорогими сердцу драгоценностями не очень-то и хотелось.

+2

9

В драгоценностях и обработке камней Иша понимал не так много, как хотел бы, но отличить подделки от настоящих изысканных драгоценностей мог по природному чутью и долго службе при дворце императора. Эльф показывал настоящие сокровища, которые заслуживали внимания, но больше внимания вампира на самом деле уделял юноше. который достал все это великолепие и склонил голову, когда раскладывал их перед евнухом.
Белая прядка выбилась так мило из его прически, ложась белой волной по белой коже. Чуть взволнованные движения выдавали опасения. Нечасто мальчик оставался наедине с незнакомцами, и тем удивительнее было для Шьяма понимание, что Файон рискует ради получения призрачной прибыли - ведь окажись он разбойником, то эльфу пришлось бы серьезно расплатиться за подобную ошибку.
- На заказ вещиц не надо, - после того, как евнух взял одну из драгоценностей в руку, он некоторое время молчал, прицениваясь и выбирая среди множества те, которые подойдут в качестве подарков. Впрочем, Файон и сам был невероятным и приятным сюрпризом - приятным во всех отношениях.  - Но я куплю у вас, хабиби, серьги, кольца и ожерелья. И возьму единорога... некоторым эльфам нравятся мистические существа. Хотя, думаю, они бы уже набежали, чтобы посмотреть на ваши творения.
Иша присел на стул и теперь смотрел на юношу снизу вверх, надеясь, что его присутствие не слишком утомляет и раздражает чувствительного мальчика. Прикасаться вновь к ювелиру не имело смысла - все равно, что намекать на интерес, пугать нечистоплотными намерениями.
- Сколько вы хотите получить за маленькую коллекцию? - топазы глаз задержались взглядом на тонкой талии и поднялись вверх, оглаживая плечи и шею. - Не будем говорить об Амфитеатре, это вас, вижу, только огорчает... Но ничего не поделаешь, не мы установили правила, не нам и решать, кто в нашем мире хозяин и господин, а кто должен подчиняться. Не скажу, что это вселенское предопределение, но... вы же не станете отрицать, что между вампирами и эльфами есть притяжение.
Шьям продолжал отбирать украшения, откладывая те, которые понравились больше всего, уже точно зная, что кровь Файона так же сладка, как и его аромат. И его кожа, наверняка, очень мягкая и нежная.

+2

10

Все шло гладко, как надо, лучше и не могло быть. С незнакомцами Файон действительно оставался наедине весьма редко, точнее единственным незнакомцем когда-то был хозяин, в самом начале, когда будучи ребенком, впервые увидел властного вампира. И почти сразу понял, куда и к кому именно попал. Но надо отдать должное, учителем мастер являлся великолепным, ошибок не прощал, и все чего достигнул, был обязан только господину, упорно скрывающего слугу от посторонних глаз. Единственная вылазка на свободу не в счет, потом желания прогуляться по улицам не возникало. Сейчас же внезапная свобода открыла новые возможности, и каждый день воспринимал как должное.
- О, хороший выбор… Единорог станет достойным украшением, займет почетное место в любой коллекции, и будет услаждать взор владельца, отвлекая от плохих мыслей.
Он был рад, что удастся продать маленькую статуэтку, возможно, какому-то несчастному невольнику гарема очень повезет. И были ли там все несчастны? Наверняка… Пусть и за золотыми стенами, а без свободы жизнь счастливой никак не может быть. «А сам я обрел счастье? Да, множество счастья… Особенно когда возвращаюсь поздним вечером домой, то и дело вслед получаю глумливые комментарии и выкрики пьяных компаний. Да об одном только думаю – побыстрей бы ноги унести. О, нет ничего прекрасней свободы.» Однако, раз на раз не приходилось, Файон бережно хранил в сердце и те приятные моменты, когда полностью принадлежал себе, мог творить что вздумается, не боясь оступиться.
Опустившись на табурет напротив, чтобы быть с гостем почти на одном уровне, эльф слегка склонил голову, растягивая губы в улыбке. Вопрос о цене всегда заставлял задуматься, но быстро прикинув все в уме, он спокойно назвал сумму. Весьма большую, но не настолько, чтоб та показалась баснословной и возникло желание начать торговаться, или хуже того, бросить все и уйти. Работа стоила озвученных денег, никак не могла оцениваться меньше.
- Амфитеатр не может огорчать, это всего лишь то, к чему рано или поздно придется придти. Правила древние как мир, они, конечно же, никуда не денутся, и едва ли когда-нибудь изменятся в лучшую сторону. И естественно отрицать тут нечего. Притяжение загнанной в угол лани к кровожадному льву, в надежде на то, что хищник помилует и не проглотит сразу. Увы, в моем случае притяжения никакого нет и быть не может.
Хотя как терялся недавно, не находя себе места заставляло немного задуматься. Но если б существовала та тяга, то и к хозяину испытывал нечто подобное. Только ведь не было, одна плохо скрытая ненависть, впоследствии тщательно утаенная, чтоб не вызвать сильный гнев.
Поднявшись, Файон достал с полок маленькие коробочки, оббитые бархатом изнутри, с вырезанными ячейками для колец, серег, и поочередно открыв каждую, выставил на стол.
- Позволите начать упаковывать?

0

11

- Начинайте, - сумма, произнесенная Файоном совсем не изумляла, а даже удовлетворяла Ишу - мальчик не потребовал больше, чем требовалось, но явно не понимал, что такая сумма не носится в кармане. - Не уверен только, что сделка будет до конца оформленной, персик мой сладкий. На драгоценности оформляют бумаги, которые я должен предьявить в портах Ангенама и при въезде в Ашаам.  - успокаивающая ладонь вновь нашла руку эльфа, который совсем не знал законов крупных сделок, мужчина сжал пальцы, чувствуя физически, ювелиру нравится, как и ему самому такие знаки внимания, разливающееся по телу тепло. -Надеюсь со мной вы не чувствуете себя жертвой, попавшей в лапы хищника, - теплота поглаживаний желала успокоить, но на самом деле Шьяма больше интересовали реакции Файона и то, как его магия распускается, когда к ней прикасается ласковый ветер и обволакивающая нежность воды. Ни с чем несравнимое удовольствие которое куда более интимно, чем сплетения тел на ложе любви. - Теперь я знаю, что у вас нет защитника, нет того, кто будет вас оберегать... - Иша пытался донести до юноши мысль неискаженной, без подоплеки, без обманки. - Если бы я предложил вам поехать со мной на те самые далекие острова? Вы могли бы стать при дворе императора отточить свое искусство делать украшения, жили бы в почете и, даже не обладая призрачной свободой, были бы свободнее многих эльфов в Ангенаме. - вампир опять поймал сладкий запах текущей в Файоне крови, чуть сжал пальцы. - Те деньги, что я заплачу, пошли бы на мастерскую. Золотая Колыбель - красивейший остров. На нем не живут гаремные эльфы, но обитают золотые мастера, которым никто не угрожает.
Евнух привык говорить правду, ведь она чиста, как вода, утолять жажду с помощью которой - истинное удовольствие.
Файон нравился Шьяму, и вампир делал предложение, от которого не отказался бы ни один мастер, желающий получить практику ювелира при королевском дворе.

+2

12

- У меня есть гербовые листы, - бросив полный спокойствия взгляд на гостя, Файон вооружился кусочком темного бархата, и тщательно протирая каждую драгоценность, прежде чем отправить в коробочку, принялся расставлять серьги и кольца по местам, - Печати нужные тоже найдутся. Сделаем опись, и думаю, проблем никаких не возникнет.
Хотя мог оказаться не прав. Попытавшись вспомнить какие именно документы оформлял хозяин в подобных случаях, не смог выцепить из памяти ничего большего. Расчерченные гербовые бланки, печати, и полное описание каждой драгоценности, стоимость прописью. Вроде бы все, не так и сложно.
Обняв ладонь в ответ, эльф замер, чувствуя, как резко бросает в жар и становится немного не по себе. Однако, быстро возобновив контроль над некстати вспыхнувшими чувствами, он улыбнулся, несмело переплетая пальцы, и находя ощущения очень даже приятными. Только привыкнуть сразу никак не мог.
- О, нет… Хищник из вас, возможно, хороший получится, да только что-то заставляет быть уверенным - вы никогда не сотворите плохое, противоестественное, и уж точно не найдете жертву в живом разумном создании.
Наивно было так размышлять, но Файон бесхитростно выдавал все, что думалось. Вместо резко нахлынувшего жара, по телу сейчас разливалось удивительное тепло, будто бы переплетаясь с магией, которая некстати отзывалась. Пальцы постепенно бледнели, пока и вовсе не скрылись в дымке, утягивая за собой и руку, становясь полупрозрачными, будто бы из стекла. «Только этого и не хватало…» Магия могла иногда спонтанно проявляться подобным образом, но такие случаи были слишком редки, и если только в моменты сна проскальзывали. Прикрыв глаза, с усилием отогнав навязчивую стихию на место, Файон крепче сжал пальцы, не желая отпускать, настолько приятными были ощущения. Странные, неясные, никогда не испытывал похожее. А потом все произошло слишком внезапно. Наверно это не его касалось, и явно не с ним происходило. Не особо-то веря услышанному, эльф прищурился, неотрывно посматривая гостю в глаза.
- Я бы подумал, что вы решили посмеяться.
Только Иша не врал, явно не желал обманывать и вводить в заблуждение. Это явствено ощущалось, ровно как и чужая стихия, гуляющая по крови, заставляя сердце биться куда чаще чем надо. Необычайно приятно, и вместе с тем слишком новое. Мысли вихрем пронеслись в голове, перемешиваясь, сливаясь в липкий бесформенный ком. Окажись то правдой… «А что тогда если правда? Золотая цепь ждет ангенамских эльфов. Закат над морем из оконца темницы естественно заиграет всеми красками на небе.» Только мысли не хотели сродниться с настоящим. Крепко сжимая пальцы, совсем не замечая, что и боль может причинить ненароком, Файон сцепил зубы, лихорадочно соображая. Всего-навсего вопрос про то, чтобы было, настолько взбудоражил сознание, что и не знал куда деться.
- Понимаете, ваше возможное предложение слишком щедрое и боюсь, ко мне не относится. Пока только медленно привыкаю к обществу, долгие годы в почти полной изоляции от мира дают о себе знать. Могу что-то сделать не так, нарушить естественный порядок вещей, не понять традиций, правил, не сумею общаться должным образом и не оправдать ожиданий. Что тогда произойдет? Обратно дороги не будет. Если честно, то место и здесь, и в далекой стране, будто сошедшей со страниц волшебных сказок, мне едва ли найдется. Потребуется много времени, чтобы привыкнуть ко всему. Его ведь не будет?
Глаза лихорадочно поблескивали, а от спокойствия не осталось и следа. Медленно высвободив руку, он вернулся к прерванному занятию, дрожащими пальцами укладывая драгоценности в коробочки и составляя их одну на другую. «Подумать только… Нет, лучше не думать. Так и потерять себя недолго.»

+2

13

Не умел скрывать эльф волнения, порывистости необычайной красоты, которую даровала ему природа, а Иша, будучи эстетом во всех смыслах, не хотел делать вид, что не заметил, как на мгновение рука его собеседника стала почти прозрачной, как будто слепленной из тонкого стекла.
-  Я даже не знаю, какой вопрос из тех, что вы назвали, более важный сейчас, - казалось бы рассеянный, умиротворенный, Шьям стремился вновь завладеть вниманием Файона, коснуться его потоком магии, которая уже пробила защиту, нашла лазейку, заструилась ветром по коже юноши, который судорожно собирал украшения. - Привычка жить в страхе хуже, чем привычка быть нужным, - заметил он, не давая эльфу заняться бумагами, печатями и другой ерундой, в которой тот  точно ничего не понимал. Покупки требовали не только гербовых печатей, но еще и заверения у нотариуса... А хозяина этого милого мальчика явно простыл и след.
Так что вампир с полным правом стремился сократить пропасть, разделявшую его и Файона, неосознанно не давая ему опомниться и вновь окружая теми потоками, что привлекают к друг другу магов с одной магией. Не подавляя, а даря чуть ли не ощущение блаженства, испытать которое доводится немногим.
- Если вы сомневаетесь в моих намерениях, я попробую вас убедить... Файон, вы сами понимаете, что беззащитны... Что вас будут использовать, как только дело о пропаже вампира всплывет, - мужчина поднялся, оказался сзади эльфа, мягко положил тому ладони на предплечья, привлекая к себе, нарушая запретную границу окончательно, потому что бесполезно уже было изображать холодность и отчужденность незнакомцев, которые встретились на Ярмарке лишь ради товара.
Пальцы провели по тонкой шелковой ткани, успокаивая юношу, даря ему ласку, которая насыщалась морским бризом. Иша наклонился и втянул аромат, что манил его сладостью нераспустившегося бутона.
- Под моей защитой вы будете избавлены от домогательств, от попыток использования, от возможного насилия. Я представляю сильное государство. И уверяю, в гареме императора живут не только наложники, но и эльфы, на которых не покушаются, не домогаются, не пьют кровь, - вампир окончательно затянул Файона в свои объятия, заставляя забыть об украшениях и поговорить о будущем, которое евнух желал подарит этому золотому мальчику.

Отредактировано Иша Шьям (2013-12-31 02:09:54)

+2

14

Приятное касание ветра волнами расходилось по коже, вызывая множество противоречивых чувств. Поджимая губы, Файон всеми силами пытался сосредоточиться на том, что необходимо собрать все украшения, надежно запаковать, завернуть коробки в шуршащую белую оберточную бумагу, и дождаться пока произойдет расчет.  Только вот плохо с этим было, и в голову все равно настойчиво лезли мысли, в которых он находился слишком далеко и будто бы наяву наблюдал, как садится солнце, исчезая в водах теплого моря. Шумит прибой, ласковые волны с тихим шорохом накатываются на мелкую гальку, а может быть янтарный, или белый песок. Красиво, необычайно красиво, волшебно, и вместе с тем не более, чем дотянуться рукой до звезд, которые тоже иногда кажутся такими близкими, настоящими, а стоит только протянуть ладонь как пальцы захватывают пустоту. Кое-как одернув себя, эльф повернул голову, пытаясь выровнять сбившееся дыхание и успокоиться.
- Возможно, вы правы. Да, беззащитен, и с этим нельзя ничего поделать. Да, и использовать тоже будут. Но, знаете… - закончить мысль он не успел, сильно вздрагивая, будто от хлесткого удара, далеко не намеренно сжимаясь, горбясь, втягивая голову в плечи.
Острие страха, мимолетного ужаса, больно кольнуло куда-то под лопатку. И ушло, бесследно растворившись, оставив после себя только легкую дрожь. Выпрямившись, Файон прикрыл глаза, откровенно наслаждаясь скользившими по телу потоками воздуха, в которых находилось что-то помимо родственной магии, гораздо большее. Ему было стыдно за короткий порыв, ужас, который невольно заставил о себе знать в момент прикосновения, когда прижался спиной к чужестранцу. Нет, судьбы нет, ее не существует. Есть только удивительные стечения обстоятельств, порой они решают все и разом перечеркивают привычный ритм жизни.
Приятно… Слишком приятно, чтобы быть настоящим. Второй раз поймал себя на мысли, что неплохо бы так провести целую вечность, больше ни о чем не думая. Медленно приподняв руки, эльф коснулся пальцами тыльных сторон ладоней, покоившихся на предплечьях. Склонил голову, прижимаясь шеей к теплым губам. Вышло это больше неосознанно, просто еще приятней стало, и настало время окончательно потеряться, полностью отдаваясь накрывших с головой слишком удивительным ощущениям. Совсем некстати сладкая истома охватила низ живота, краем сознания надеясь, что свободное одеяние не выдаст с головой, Файон медленно кивнул. Сомнения отпали сами собой, и предложи сейчас Иша залезть в петлю или спрыгнуть с края пропасти, то повиновался бы, не задумываясь.
- А знаете, я согласен… - тихо выдохнув слова, эльф действительно почти не осознавал, на что именно может подписаться, - И даже думать не буду о возможном будущем.
И все, а там пусть хоть всемирный потоп случится. Только бы еще немного почувствовать как сильны руки, губы дарят столько тепла, что становится жарко до кончиков пальцев и сердце вновь бьется будто не свое.

Отредактировано Файон Руэри (2014-01-02 22:04:58)

+2

15

Ише нравилось нежить юного эльфа в своих объятиях. Будучи существом хищным, изначально непокорным, как ветер и морские пучины, вампир сразу понял, что слабенькая и очень нежная магия Файона поддается его влиянию, окунается в противоречивое состояние эйфории, из которой выпускать не хочется да и не нужно.
Юноша откинулся назад, открывая шею и давая возможность себя ласкать губами, и поцелуи, которые еще секунду назад еще были легкими, невесомыми, сменились непривычными - горячими, как ашаамская пустыня. Мужчина провел руками по груди ювелира, увлекая ладони эльфа за собой, в какой-то момент перехватывая, сплетая пальцы и давая возможность опереться на себя и быть бесконечно слабым, зависимым, ощутить, как может быть приятна забота, как крепки объятия и какое удовольствие получаешь от физической близости.
Шьям подогревал кровь юного эльфа, наполняя ее трепетом, неосознанными еще желаниями, с чутким трепетом целуя в тонкую длинную шею и слыша слова, как отголоски, которые постепенно утрачивали значение.
Сделка отошла на задний план. А вот сплетение магии в единое целое интересовало вампира куда больше, как и жар в паху выбранного эльфа.
- Оставим разговоры о будущем на потом, - Иша разжал пальцы и провел одной рукой по животу Файона, шепча и опаляя своим дыханием. - Я хочу вас забрать с собой, оберегать... Дарить вам каждый день, в котором будет место солнцу, - сильная магия крови ашаамца тянула эльфа к себе, чаровала его, убеждая в том, что иного решения и быть не может.
Красивый мальчик не мог оставаться в Ангенаме без присмотра. Иша вдыхал его аромат, сознавая, что если увезет того и отправит учиться и дальше в ювелирную мастерскую, то непременно начнет пить с Файона кровь и, возможно, начнет приручать, если тот не приглянется императору.
- Соберем драгоценности чуть позже, - шепнул юноше, потираясь чуть уловимо губами вдоль венки на шее, прижимая к себе в области груди и живота. - Ты ведь поедешь со мной? - спросил через некоторое время, когда ощутил, что Файон поплыл от магии крови и ветра, желая, чтобы тот сам, без насилия взошел на корабль, а после с таким же рвением учился искусству любви.

+2

16

Растворяясь в удовольствии подобно талому льду в бурных потоках ручья по весне, Файон не делал никаких попыток что-то изменить. Да и если б возникло такое желание, все равно повернуть сейчас вспять не представлялось возможным. Выгибая шею, подставляя тонкую светлую кожу под яркие поцелуи, он совершенно не задумывался что творит, всецело поддаваясь неясным ощущениям, вспыхивающих с все новой силой.
Беспечно откинувшись на грудь ашаамца, эльф легко сжал руки, обхватывая горячие пальцы. Сильные, способные удержать весь мир, не то что его самого. И от этого становилось еще более хорошо, хотя лучше итак некуда. Холод ушел, исчез без остатка, сменяясь необычайно приятным теплом, согревающим все тело разом. Податливо изогнувшись, он вновь беззастенчиво подставился под сводящие с ума поцелуи, вовсе не находя в этом ничего плохого. Разум скрылся за дымкой наслаждения, и оно было слишком велико, чтоб казаться неправильным.
Не хватало слов, обрывки выдернутых из подсознания фраз застревали в горле, и к счастью, озвучены так и не были. Файон терялся, не представляя, что сейчас можно говорить, как отвечать. Все усилия сводились на то, чтоб как-то удержаться на ногах. Колени подгибались, пол мастерской становился слишком неустойчивым. И чувства вспыхивали с новой силой, будто кто заботливой рукой подкидывал в разгорающееся пламя сухих веток.
Невольно выгнувшись, плотно прижимаясь к ладони плоским животом, он подрагивающими пальцами перехватил руку, оглаживая, и отпустил, вновь полностью отдаваясь в крепкие объятия. Легкий ветерок продолжал путешествие по телу, пытаясь в ответ коснуться магией господина, Файон натыкался только на высокую стену, переступить которую не представлялось возможным. Но это не мешало ему возобновлять настойчивые попытки доставить ответное удовольствие и полностью потонуть в своем. Привычный мир перестал существовать, настоящее оказалось сметено и больше ничего не значило. Кроме единственного господина. Щедрого, великодушного, решившего просто так подарить великое будущее. А как же раньше жил без него? Не представлял. Да и можно ли было назвать то жизнью вовсе. И как бы хотелось ответить что да, заберите меня с собой, защитите от всего мира вместе взятого, и потеряет смысл любой день, прожитый без вас. Но вместо слов с губ слетел только едва слышный стон. Слишком много магии терзало отзывчивое тело, слишком велики были те силы. А какое удовольствие от них исходило… Жар у возбужденного естества достиг наивысшей точки. Покусывая губы, закатывая глаза, Файон помимо этого ощущал массу приятнейших эмоций, и не было там места мыслям. Только вопрос каким-то чудом смог уловить, сразу же, искренне отвечая:
- Да, мой господин… С вами хоть на самый край мира.
Словами становились все тише, под конец выдал что-то неразборчивое, запинаясь, едва разжимая губы. Окружающий мир не то чтобы померк, он замер, будто время действительно, наконец решило остановиться. Обмякнув в сильных руках, опуская ставшей такой тяжелой голову, Файон закатил глаза, чувствуя, как силы покидают непослушное тело, и даже это было весьма приятным ощущением.

Отредактировано Файон Руэри (2014-01-03 01:05:48)

+1

17

Не то, чтобы до Иши не дошли слова юноши о том, что он назвал его "мой господин", но в данный момент бытия вампир был слишком увлечен процессом сплетения магий и отдачей, которую получал от эльфа совершенно безвозмездно, не кусая его и не пробуя кровь.
- Со мной, - подтвердил уверенно, обводя языком раковину уха языком,  еще больше прочувствовав вкус Файона, что ослабел и окончательно осел в руках. Вампир еще даже не пытался попробовать крови, что стучала сильным полнокровным пульсом в венах. Но магия воды наполняла полноводными реками тело ювелира, поднимая в нем неведомую волну неосознанных желаний. - Я хочу, чтобы ты поехал со мной... Ты будешь в безопасности рядом со мной, я тебя никогда не обижу, - Шьям подхватил на руки оседавшего Файона, с тонкой гибкой ношей сел за стол и одной рукой собрал драгоценности, которые несомненно когда-то принадлежали другому вампиру. Сейчас следовало оградить юношу от возможного расследования, оставить часть богатств правительству Ангенама, за часть выручить деньги и обеспечить выбранного эльфа возможностью закупить материал для продолжения практики ювелира.
Пока же рука обвивала Файна, а ладонь лежала на предплечье, давая возможность прислонить голову к плечу и плыть и дальше в мягком тепле ветра, который гулял по коже под одеждой - так, словно эльфа давно раздели  до нага. Дивное ощущение, если дать волю воображению и представить юношу в полупрозрачной ткани восточных одеяний и украшенного золотыми браслетами на тонких щиколотках и запястьях.
Затянув мешочек с драгоценностями,  Иша вновь поцеловал в шею Файона, провел языком к его мягким губам и впился в них, старательно не задевая клыками, чтобы не спугнуть и позволяя решить самому, отвечать ли на такую интимную ласку, пропустить ли в рот язык.
- Ты разрешишь? - Иша потянул за пояс кимоно, намереваясь на самом деле раздеть Файона.  И хотя уже представлял, как тот выглядит, все равно желал его  видеть обнаженным и еще более беззащитным.
Ветром  смахнул ткань в стороны, открывая ноги: погладил им колени и бедра, оглаживая внутреннюю их часть.

+2

18

С трудом балансируя на тонкой грани между сумраком забытья и туманом настоящего, Файон абсолютно не отдавал себе отчета что творит. Ужасно будет, если воспоминания когда-нибудь всплывут в памяти, но судя по всему, в голове останется лишь что-то слишком приятное и неясное. Всецело доверяя вампиру, так бережно обнимавшего, шепчущего на ухо ласковые слова, с каждым долетающим до ускользающего сознания, он полностью соглашался, одновременно пытаясь приоткрыть тяжелые веки. Да только получилось это не скоро. Кое-как сфокусировав взгляд в абстрактной точке на стене, юноша плавно выгнулся, пытаясь всем телом прижаться к ашаамцу, и вновь полностью отдался во власть ощущений, волнами блуждающих по коже. Будто бы невидимые пальцы, нежные как шелк, оглаживали гладкую поверхность, задерживаясь в самых потаенных уголках, которые не принято показывать в обществе. Хотя, что до общества? Осознание самого себя затерялось еще в самом начале. Будто бы находясь в приятном, глубоком сне, в котором все дозволено, Файон позволил себе лишь откровенно наслаждаться происходящим.
Жаркий поцелуй вызвал еще большую бурю эмоций. Чуть не задохнувшись под их напором, эльф разомкнул губы, робко отвечая на прикосновение, легко коснулся обжигающе-горячего языка и медленно отстранился, тяжело дыша. Будто бы не хватало воздуха, в груди сделалось необычайно тесно, и кое-что еще здорово не давало покоя, мешая нежиться в приятной истоме.
- Да, господин…
Хрипло прошептав естественное согласие, чего тут думать, когда и правда мешает, Файон с готовностью самостоятельно помог справиться с поясом, и приподнявшись, вовсе полностью стаскивая кимоно, непослушными пальцами развязывая шелковую набедренную повязку под одеждой. С тихим шелестом все попадало на пол, беззастенчиво разведя бедра, подставляя ноги под ласковые касания потоков теплого воздуха, он вновь прикрыл глаза. Гибкое стройное тело было красиво сложено, под слишком бледной кожей кое-где просвечивались тонкие венки, растительность в надлежащих местах отсутствовала, и то было по большей частью заслугой хозяина, да и сам всячески поддерживая чистоту, не любил, чтоб что-то мешалось. Несколько тонких коротких шрамов вдоль выступающих позвонков напоминали о не сильно отдаленном прошлом, придет время, и все возможно исчезнет. А пока находясь вне времени, витая где-то очень далеко от настоящего, он обнял господина за шею и доверчиво прижался щекой к щеке.

+1

19

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Иша Шьям (2014-01-04 19:18:21)

+1

20

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1


Вы здесь » Безмолвие богов » Архив отыгрышей » Ювелирная лавка