Безмолвие богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Безмолвие богов » Архив отыгрышей » Сама ярмарка. Улица сюрпризов


Сама ярмарка. Улица сюрпризов

Сообщений 21 страница 40 из 48

21

– Начало игры –

Никогда прежде Кристофер не видел такого обилия всевозможных сладостей и пряностей. Каждая конфетка пестрила целой радугой цветов и оттенков. А как манил сладкий аромат вина! Когда юный эльф пробирался через городские ворота, натянув капюшон плаща как можно сильнее, разве он мог представить, что всего через несколько минут будет бродить от торговца к торговцу, рассматривая и примеряя всевозможные товары. Один из таких продавцов оказался очень настойчив и пытался продать Кристоферу некое волшебное кольцо, способное, по его словам, усилить земляную магию во много раз.
– Бери, не пожалеешь. Станешь самым сильным! – утверждал торгаш.
И когда эльф, уже было, решил сдаться и приобрести кольцо, чтобы только этот назойливый мужчина отстал, как его внимание привлек шум голосов, смех и какое-то движение впереди.

> Колесо обозрения. Ловушка №3

Отредактировано Кристофер (2013-11-17 01:31:51)

0

22

Зазывала позволил юноше сунуть руку в прозрачный шар с номерками и вытянуть один.

[dice=1936-1:10:0:]

Добро пожаловать, Кристофер, на Колесо Обозрения.

0

23

Сама ярмарка

Песенка лилась, и голос у вампира был таким любопытным, что Мариус даже подумал, что все же попробует войти в клетку с кровопийцами.
- Только не бери у них ничего. Никаких подарков, иначе тебе придется проходить испытание, - сообщил эльфу.
Потом покачал головой. Вряд ли тот слушать станет. В голове точно нет ни одной извилины. И прекрасно, что Зандер ничего не видит. Меньше знает, слаще спит.

Зеркальная комната. Ловушка №2

0

24

[dice=7744-1:10:0:]

Мариус, добро пожаловать в зеркальную комнату.

0

25

Сама ярмарка

Эльф старался прислуживать к тому, что ему говорил новый знакомый, однако глаза разбегались, а улыбка становилась все шире и шире. Здесь было еще интересней чем где либо на этой ярмарке. Кто-то пел, кто-то предлагал подарки. "Неужели они бесплатные?" - думал Гландиаль, облизываясь от предвкушения.
- Да, я все понял - сказал первое, что попало ему в голову. Однако стоило отвлечься, как приятного знакомого эльфа не стало. Гландиаль даже испугался поначалу, встревоженно всматриваясь по сторонам, ускоряя шаг. Однако с каждым шагом он забывал все больше кого ищет, его снова начали волновать те, кто здесь предлагал всякие прелести. "Он ведь найдется, только потом...а пока...я ведь могу немного отдохнуть?"

Зеркальная комната

Отредактировано Гландиаль Фоскарелли (2013-10-23 00:21:51)

0

26

[dice=17424-1:10:0:]

Гландиаль, добро пожаловать в зеркальную комнату.

0

27

Гостиная

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

28

---->>> Замок Морта » Гостиная

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

29

- Ты только со мной неделимое целое, только мой, - Зверь бесновался и вырвался наружу, получив только один глоток крови. Тьма заволокла карету, укутывая ее в седой туман, ползший по улочкам Ярмарки клочками, но внезапно взметнувшийся вверх, чтобы превратить утро вновь в ночь. - Пожрать пустоту... К чертям пустоту! клыки еще сильнее удлинились, и лицо Ашера утратило хоть и заостренные, но привычные черты. Он становился подобен тварям, которых изображают на храмах хаоса, на воплощения бездны - с удлиненным черепом, мощными челюстями и раскосыми горящими глазами дикого животного, способного убивать.
И эта тварь развернула юношу к себе спиной, толкнула вперед, чтобы эльф оперся на сидение напротив, а потом вновь вонзилась в его зад, который и так был порван крупной плотью, которая способна пытать до потери сознания.
- Не будет никакого целого... Только ты, я и бездна, - Ашер хлестнул своб собственность, свою куколку по боку длинным хвостом, принуждая танцевать дальше и ярясь, когда вспомнил о пламени Камилло. Предатель. Мерзавец. Подлец.
На поводу у красивого мальчишки! Тьма скрутила образы и послала их в сторону Рамона, рисуя седьмой ключ как воплощение нужной вампирам силы. Будущий властелин оказался удачливым, поймал того, кто будет полезен вампирам...
- Шевелись, моя прелесть, - чудовище  выгнуло эльфа сильнее, заставляя выставлять выше зад и стало брать ег почище бордельной шлюхи, выпуская из Луиса плотоядных бабочек, которые покинули пределы кареты и направились на охоту за кусочками чужой плоти - и вампиров, и эльфов. Стрекоча, голодная стая крылатых тварей взметнулась над ярмаркой... Но Луис никуда не делся, он сохранил телесную оболочку, только магия ее теперь нападала на прохожих, собирая дань для Темного.

+1

30

- Твой, только твой, только с тобой, - шептал Луис исступленно, наблюдая за своим Зверем, любуясь тем, как вырывается из глубин сознания Ашера Тьма, как неуловимо, но стремительно изменяет она его, превращая в монстра.

Мрак заполнял карету изнутри, обращаясь в белые хлопья тумана, клубящегося уже не только изнутри, но и снаружи. Дождь, моросящий на улице, не мог никого обмануть, ибо было совершенно очевидно, что туман разливающийся по улицам Мактупа отнюдь не природного происхождения.

Император гневался, гневалась и погода. Едва забрезживший рассвет поглотил столп темноты, погружая город и его окрестности в ночь.

Перед Луисом уже не было спокойных и всегда выдержанных черт властителя, но перед ним была та тварь, что создала его. И это существо эльф обожал не меньше уравновешенной его стороны. Эльф любовался своим мужчиной, все больше походившим на древнее божество, опасное и вечное.

Челюсти чудовища опасно клацнули, слюна брызнула на шею, зашипев ядом и отравляя нежный бархат кожи. Перевозбужденную куколку стащило с разгоряченной плоти, заставляя вскрикнуть, резко развернуло и пихнуло вперед так, что Луис едва успел выставить руки и упереться ладонями в обитое кожей кресло кареты, чтобы не упасть.

Им овладевали, как самкой, жестоко, бескомпромиссно, не спрашивая о желаниях, не видя запретов. Огромный тоже преобразовавшийся член вонзался в нежную, но уже растерзанную кишку, разрывая, натирая ее. Ашер заявлял и подтверждал свои права на этого эльфа, а сам эльф сгорал от страсти и боли, разбрызгивая смазку и кровь. Он корчился в сладких муках, кричал, наказываемый за чужие ошибки и испытывал от этого неземное удовольствие, отпечатывающееся в подсознании.

Тварь подгоняла его упругим хлестким хвостом, понуждая шевелиться быстрее, и Луис дугой выгибал спину, едва ли не ломаясь пополам, отклячивая зад, вскидывая его вертикально и с невероятной скоростью нанизываясь на поршень, гуляющий в разгоряченной, хлюпающей, судорожно сжимающейся благодаря спирали кишке. Живот эльфа ходил ходуном, потому что огромная головка таранила его изнутри при каждом толчке. Он уже даже не кричал, а выл, отдаваясь на волю Создателя, ничего больше не соображая, кроме того, что совокупление сие, самое правильное, что вообще может происходить.

В груди завращался, зашевелился рой бабочек, которые отделялись от его идеального тела, вырывались из-под кожи, вытекали из вен, выпархивали из распахнутого в очередном вопле рта, вползали из носа и глаз, покидая карету, чтоб позавтракать. В ушах Луиса стоял стрекот, все тело жгло, будто огнем, было трудно дышать, но все это не было важным. Эльф сливался со своим господином в единое целое и это приводило его в невозможный эйфорический восторг.

0

31

Звериные инстинкты брали верх над разумом. Порой Тьма слишком заволакивала Ашера, и с каждым таким приступом он понимал, что погружается в безумие все быстрее, что скоро даже цветной мир для него станет исключительно черно-белым, останется запах гниения, хладность трупов, что проглядывает даже через тех, кто дышит, а еще будет всепоглощающий голод, удовлетворить который можно только смертью.
Тьме приходилось платить самыми простыми радостями, отгрызая от себя по кусочку, но сила, получаемая взамен, стоила и больших жертв. Тем более, что именно она позволила Ашеру взобраться вверх, править, а еще получать лучшую кровь и пробовать свежайшее эльфийское мясо.
Зверь зарычал, слыша стоны и всхлипы Луиса, который выгибался под ним, толкаясь на член покорно, безумно, дозволяя засаживать на всю длину. Стеганул раба по боку, чтобы тот сжимался сильнее, прихватил за волосы  зубами и потянул.
- Моя славная куколка, - низкий, неприятный голос Зверя прозвучал у самого уха, задница эльфа пульсировала, твердая плоть задержалась глубоко, упираясь головкой в живот. - Порадуй меня, как ты умеешь, темная тварь намекала, чтобы Луис старался изо всех сил, чтобы работал ягодицами и не думал о скором финале.
Карета давно уже стала зоной, в котороую лучше не заглядывать, ибо можно увидеть жутковатую картину, где совершенно белоснежный гибкий юноша совокупляется с черным чешуйчатым зверем, тело которого напоминает драконье, у которого хищная острая морда с зубастой челюстью и лапы с острыми ножами когтей.
И Зверь не давал спуску своей собственности: когда Луис слабел, не в состоянии больше двигаться, то хлестал его, заставляя выставлять зад и вбивался так, что юноша вновь сдавался желаниям, превращаясь в порочную игрушку повелителя.  Любимую куколку, что дергается в ниточках Темного, как в паутине, доставляя тому удовольствие и позволяя наполнить до краев семенем.

+2

32

Луис умирал и рождался заново, он балансировал на грани сознания, одновременно находясь и в карете и за ее пределами. Он жил и не жил одновременно во все времена. Бабочки кружили над Мактупом маленькими жадными вихрями, голодные и беспощадные. И он был каждой из них одновременно и не был никем. Эльф видел все, что видят его малышки, выбирал самых обогащенных магией существ, ведь ему надо было покормить чудовище, овладевавшее им.

Его хрупкое на вид тело работало на излом, будучи невероятно выносливым. Луис дрожал, извивался, изгибался, сжимал разгоряченную плоть монстра в себе, что есть силы. Огромный член входил так глубоко, что казалось, что головка этого исполина толкается в сердце, подгоняя механизм. Луис не был ни воплощением света, ни магом огня. Но он был той свечой, которая сгорая и возрождаясь подобно фениксу, способна была удержать Ашера с этой стороны. И пока внутреннее, такое живое и такое горячее пламя эльфа держалось, танцуя во мраке, пока он мог исполнять свою миссию, он это делал, не отпуская тварь, которую так обожал во Тьму.

У эльфа был сильнейший жар, его организм потерял много крови и сил, но взамен получал непрерывные боль и удовольствие, накатывающее, как волны на берег океана. Материальная его сущность наслаждалась физическим совокуплением здесь, а разум его парил над утренним городом, выше шпилей и башен, выше облаков, видя с этой невероятной высоты всех и каждого. Вон там - дым из труб «Темного паука», вон - их карета, окутанная страшными тенями и густым коконом черного тумана. Вон - его милые мотыльки, которые не знают ни устали, ни смерти. Вон разноцветные шатры Ярмарки, побледневшие в рассветной мгле, вон вихри Тьмы, гуляющие по улицам Мактупа. Вон пауки, проникающие в каждый дом и ищущие там приюта... Вон... Вон...

И тут же он здесь, отдается самому прекрасному из всех существ на планете, интенсивно трудится своим роскошным задом, вскидывая бедра, крича и уже воя не переставая и слыша, как вторят ему в унисон волки и твари в Очень Темном Лесу.

Луис на самом краю, но он не кончит, не приблизится к оргазму более ни на шаг, пока Ашер не утонет в последнем рыке, перед тем, как заполнить нутро своего мальчика, своим густым, обжигающе горячим и смертельно ядовитым семенем.

Пальцы белокурого эльфа впиваются в обивку сидения, разрывая ее, он совершенно обезумел, взгляд его пуст, будто бездна смотрит во Тьму. На истерзанных губах шальная улыбка, из глаз текут обсидиановые слезы, голова кружится, он неимоверно бледен, но его тело - живое и распаленное, капельки пота испаряются с него, пропитывая разорванные рубашку и корсет сыростью. Но все это его не волнует, тряпки можно купить на Ярмарке, раны залечить, полосы от хлестких жестоких ударов хвоста ящера пройдут. Но Луис счастлив абсолютно, он полон. И его Создатель берет его всего, растворяя в себе.

+2

33

Экзистенциальное состояние Луиса вполне устраивало звериную сущность Зей-Дэгона. Пылающая тьма в городе сейчас металась бабочками, тогда как в карету возвращалась сила чужой магии, щедро напаивая Темного, что вонзался в высоко поднятый зад эльфа, вкрикивающего все сильнее.
Тварь любовно потянула юношу, усаживая на себя, укрыла кожистыми крыльями, сворачивая их обоих в кокон, в котором можно продолжить сливаться в одно, поцеловала во влажные губы, заглушая новые стоны. Член вошел до основания, а лапа взялась за плоть куколки, чтобы вознаградить за терпение.
- Ты внутри так сжимаешься... Мой вкусный мальчик, - поблескивающие черные глаза чудовища  любовались эльфом, находившемся в легком трансе. Сделав надрез на груди, Ашер подтолкнул Луиса, чтобы тот пил полную тьмы кровь, а сам сжал головку члена и продолжил дрочить свою выгибающуюся игрушку, собирая на пальцы семя.
Юноша приподнимался и вновь садился на пульсирующийся член, и это было невероятно красиво - каждое движение делало Гальярдо порхающим мотыльком.
И его внутренняя тьма теперь отчетливее проявлялась, выступая на коже тонким рисунком паутины, которая уже давно держала эльфа в силках.
Черная власть Ашера укрепилась, разрослась в обожаемом эльфе, разрослась и пустила корни, как пускает паразит в тело все новые личинки, только в Луисе тьма напоминала грибницу, что таится и проявляется лишь в уединении с диким Зверем.
Зей-Дэгон не желал пока освобождать мальчика, поил его темным самым сильным напитком - силой, что текла в теле черной твари, вызывая в эльфе бурю, сам мрак неведомой бездны.

+1

34

Он даже не заметил, когда именно его развернуло прямо на огромной хорошо притертой, будто приваренной от внутреннего жара обоих любовников, к его кишке, плоти. Но он на уровне подсознания ощутил уют кокона из крыльев, а себя возомнил огромной влажной бабочкой, которая вот-вот приступит к процессу перерождения и появления на свет новой жизни. Луис застонал в поцелуй, толкнувшись в цепкую жесткую чешуйчатую лапу. А потом всецело отдался процессу удовлетворения своей, давно вышедшей за пределы земных забот, похоти.

Он слышал, что именно говорит Ашер и слышал, как тот это говорит. Его голос был похож на грудной рык огромного дракона, если кто-нибудь когда-нибудь вообще слышал, как рычат драконы. Если кто-нибудь когда-нибудь вообще видел дракона. Если драконы вообще существовали.

Затуманенный, полный темной мглы и пепельной дымки взгляд остановился на черных глазах невиданного монстра и вспыхнул искренним обожанием и восхищением. Луису нравился, по-настоящему нравился этот крылатый ящер. В подтверждение этому эльф подался вперед и поцеловал короля еще раз, облизав его клыки и язык. А потом, все еще пребывая в гипнотическом состоянии, он скользнул вниз и припал к груди Создателя, как к источнику припадает жаждущий путник.

Он пил, лизал, высасывал такую темную кровь, что та и впрямь казалась чернее самого господина Мрака. Губы, щеки, нос, подбородок эльфа были перепачканы в бурой густой жидкости, а он продолжал глотать столь щедро предложенное угощение, и не мог насытиться.

Увлекшись напитком, Луис не замирал ни на минуту, ни на мгновение, он извивался, крутил задом, двигаясь на толстом члене, как деталь диковинного механизма на огромном поршне. Его задница бесстыдно хлюпала, его стоны были совершенно за гранью любого приличия, ибо так сладко и жадно не стонали даже шлюхи за очень большие деньги. Тело молодого эльфа покрылось замысловатым рисунком, будто внутренней татуировкой медленно выступающей, проявляющейся на коже. Будто искусный мастер разрисовал его смесью хны и басмы. В каждом хитросплетении виделись бы стороннему наблюдателю узоры, злобные морды неизвестных существ, божества со стен заброшенных храмов.

Луис ощущал каждый из рисунков, знал их досконально, будто рассматривал часами, хотя он и не видел их никогда вовсе. Эти рисунки передвигались, обновлялись, совокуплялись прямо на белоснежной куколке, и это заводило эту куколку, заставляя двигаться, снова и снова толкаясь в руку, облегчающую возбуждение, сознание взрывалось в его голове мириадами звезд и комет, кружилось цветными пятнами. Эльф понимал, что находится на самой вершине удовольствия, от чего его задница, нанизанная на плоть господина зажимает того в  пульсирующие тиски, стараясь получить семя, выжать его из разгоряченного ствола монстра.

+2

35

Шептали небеса, что лишь с ним распускается кошмарами тьма. лишь с ним Ашеру не приходилось носить маски, украшенной светом дня, что обжигала кожу и проедала язвами душу. С ним чудовище играло в отвратительные игры, иступленно отдавая себя и даруя секунды, где гладкое кожистое существо, вырвавшееся из тайников бездны, овладевает трескающейся в лапах красотой времени.
- Ничто не возможно удержать, - сказал тихо монстр, не отпуская Луиса. А потом из его горла вырвался глубинный стон, больше походивший на бесконечное эхо разных голосов или даже душ. Сжавшееся нутро доставило Зверю невероятное наслаждение, позволило выплеснуться и наполнить мальчика семенем. Рисунки на белоснежной коже побледнели и исчезли, а Ашер вновь стал вампиром, который крепко держит в объятиях изящную томную статуэтку, которую совсем недавно использовал в корыстных целях.
не только Луису удалось увидеть город, не только его серые очи лани взирали на улицы и предместья. не только его бабочки  ввергались в чужие обители.
Зей-Дэгон тоже не терял возможности собрать дань с вампиров и эльфов, когда крылья мотыльков разносили по каждому закоулку темный ветер. А еще он слышал... то, что действительно было интересно и нужно. И нашел, что игры на боях зашли слишком далеко, чтобы оставлять безнаказанными участников этого безобразия.
- Мне кажется, я тебя вымотал совсем, - мужчина устроил удобно эльфа в своих руках, укрывая плащом и находя его одежду на сидении напротив. - А ведь обещал приятную прогулку и подарки...
Мысленно Темный послал в сторону поместья нужное письмецо, формируя его в темную бабочку, мало отличавшуюся от всех остальных, а потом с удовольствием занялся одеванием Луиса и медленным и верным залечиванием всех нанесенных ему порезов и кровоподтеков. шрамы и боль годились лишь для подвальных пленников. Свое сокровище Ашер берег и лелеял, как зеницу ока.

+2

36

Вопли всех времен и существ, которые когда-либо жили на  этих землях, вырвались из горла чудовища, Луис впитал каждый, пропуская через себя, извиваясь от невероятной жуткой боли, кусая своего хозяина и стискивая его в себе еще сильнее, удерживая обжигающее семя глубоко во чреве.

Оргазм зверя, смешавшийся с его собственным пиком, выдернул эльфа из транса, разрывая контакт с разлетевшимися по Ангенаму бабочками. Растаяла, скрылась под мраморной кожей паутина Тьмы.  Усталый, удовлетворенный мальчик обвил руками и ногами мужчину, в котором не чаял души, вновь спокойного и умиротворенного, и теперь заботившегося о состоянии своей игрушки.

- Вовсе ты меня не вымотал, - прошептал Луис нежно, - и я все еще надеюсь на прогулку и подарки, - он засмеялся, - если, конечно, после наших развлечений от Ярмарки что-нибудь осталось, - он ластился к рукам господина и очень мешал ему искать одежду и залечивать свои раны. – Оставь ты это тряпье, от рубашки одни лохмотья, - серые глаза не были ни расстроенными, ни печальными. Луис любил красивые вещи, но относился к ним, как к вещам – сломалась, разорвалась, потерялась – Мрак с ней. Будет новая во сто крат лучше. Вообще-то его ничья целостность не волновала, кроме сохранности короля, которого однажды, будучи еще совсем юным, он нарек своей драгоценностью.

Он скользнул в брюки, которые снял заранее и которые благодаря этому остались целыми, натянул черный топ и корсет, сунул ноги в сапожки, а рубашку скомкал и бросил на пол рядом с уничтоженными перчатками. Слуги уберут.

- Вот так, - с улыбкой сказал Луис, глядя на своего повелителя, - а теперь мы должны переодеть меня и размять ноги, - он, действительно, выглядел совершенно измотанным, - еще я хочу поесть. И, -  эльф лукаво сощурился, -может в каком-нибудь шатре мне предложат горячей воды, чтобы я смыл следы нашей страсти, - он потянулся грациозно и застонал, выгнувшись.

+1

37

Рубашка действительно оказалась порванной и больше походила на отребье, когда ее откуда-то из темноты выудил пришедший в себя, но еще горячий и пушущий жаром Луис. О, в такие моменты он становился настоящим произведением искусства. И по сути, Ашер даже считал, что куколке не требуется прикрываться всяким тряпьем, чтобы скрывать свое белоснежное гибкое тело.
- Горячую воду обязательно найдем, а одежда... Я бы вообще заставил тебя ее не носить. Но тогда мы мне пришлось тебя держать в своей спальне, -Зей-Дэгон ловко затянул на Луисе корсет, шлепнул по заднице, предлагая поторопиться, если они хотят выбрать что-то интересное на Ярмарке. И сам оправил одежду, застегивая брюки и заправляя рубашку.
То, что совсем недавно в карете властвовал Зверь, сказать можно было только по оставленным разрезам на обшивке и на противоположном сидении.
- Зайдем подкрепимся в восточном шатре, тебе надо попробовать их сладости, - Темный открыл дверцу кареты, выглянул наружу, а потом набросил на плечи куколки плащ. Не хватало, чтобы его мальчик простудился...
Мысли Ашера блуждали сейчас над городом, где постепенно растворялись бабочки тьмы, уже принесшие сытость в вампира, цеплялись за детали происходящего. Властитель Ангенама надеялся,что  зачинщик и устроитель боев без правил будет схвачен в ближайшее время, а еще хотел побеседовать с Камилло, который связан с этим наглым выбросом эльфийских лесов.
- Как ты относишься к пыткам? Хочу провести время в подвалах Ордена... Сегодня должны схватить некоторых преступников. - Ашер подхватил Луиса на выходе и опустил на землю, видя, что его присутствие заставило многих торговцев примолкнуть, как птиц перед грозой. - Пойдем, я хочу тебя накормить, заодно найдем и воду для тебя.

+1

38

- И ты прекрасно знаешь, что меня бы устроило быть запертым в твоих владениях на веки вечные, лишь бы ты не оставлял меня ни на секунду. Украшал бы мое тело и брал бы его так часто как возможно. Думаешь, этот мир так важен? Я скажу тебе, что важно. Важно, чтобы ты был у меня. Остальное мишура.

Луис покрутился вокруг своей оси, пока Ашер затягивал ему шнуровку. Ну просто статуэтка из шкатулки, красуется, глазки состроил. Он с удовольствием укутался в плащ своего мужчины и оглядел карету, с притворным прискорбием деловито выдав:

- Обивочку придется сменить, я распоряжусь, чтобы Лир достал что-нибудь необычное, когда вернемся в замок.

С легкой улыбкой он слушал о восточных сладостях и горячей воде. С этой же легкой улыбкой, эльф удержался за плечи короля, когда тот снимал его с подножки. А едва ноги коснулись земли, Луис небрежно поправил любовнику воротник и произнес практически с одной игриво-шаловливой интонацией:

- Ты знаешь меня множество лет, а все спрашиваешь, как я отношусь к пыткам. Драгоценный мой, я приму участие во всем, в чем ты пожелаешь, - он смотрел в глаза мужчине невозмутимо и нежно. – А к восточным сладостям не подадут немного верблюжьего молока с кровью мула и медом? И кстати, на своих допросах, ты мог бы сидеть на огромном троне и смотреть представление, а я на маленькой подушечке, припал бы к твоим ногам, - рассеянный взгляд заскользил по шатрам и прилавкам. – Вон там занятные наряды. Если бы ты приказал им подать мне корыто и горячей воды, я бы купил себе что-нибудь и сразу мог бы надеть, а потом бы мы позавтракали? – невинные серые глаза уставились на Его Величество с легкой долей ребячества. «Ну побалуй меня», - будто говорили они, - «я так обожаю смотреть, как ты приказываешь»…

+1

39

Ашер позволял куколке кокетничать и даже любил, чтобы та именно так выражала свои чувства - открыто и так откровенно, радуясь простым мелочам.
Ашер повел эльфа в указанном направлении, позволяя тому выбрать наряды, а сам приказывая подать в шатер горячей воды, которую продавец ринулся искать в ближайшую чайную. Все это время мужчина не мешал Луису выбирать, а сам спокойно ждал, усевшись на один из пуфиков недалеко от входа.
Мастера старались выставлять здесь самые дорогие наряды, купить которые в состоянии лишь аристократы для своих эльфов.
Зей-Дэгон посматривал за Гальярдо, выбирающим наряд, еще ощущая вкус его крови на языке и помня, как юноша вскрикивал в его объятиях.
Черная сила, собранная яростью и негодованием, сейчас полностью уничтожила купол над местом, в котором проводились бои, противоречащие законам Ангенама. Ни один вампир не должен становиться рабом даже на день, даже если у него есть долги. Позорное клеймо, накладываемое гостям, делало расу, завоевавшую эти земли равной проигравшим эльфам.
Такой прецедент позволял ушастым наглецам думать, что возможно получить свободу, о которой грезили в Резервации, собирая силы.
- Ты ведь хотел поесть, милый, - напомнил Луису мужчина через некоторое время, когда куколка устроилась за ширмой и получила воду, а теперь наряжалась вновь. - Помнишь, мы говорили о боях? Думаю, сегодня будет интересный вечер, хочу тебя пригласить на него, если нашему дознавателю удастся задержать игроков и привести на допрос. - Темный знал, что эльф не откажется от лицезрения пыток и даже примет в них участие, повинуясь желаниям господина.
Вампир окинул взглядом куколку с ног до головы, когда она вышла к нему вновь, поднялся и оставил золото в оплату за старания.
Приятное общение и трапеза не растянулись надолго, так что уже вскоре они с Луисом вышли прогуляться по шумной Ярмарке в сторону торговых рядов.
Повелитель Ангенама обнимал мальчика за талию, мало интересуясь товаром, надеясь, что эльф сам найдет то, что ему нравится.

+1

40

Луис забавлялся трепетом окруживших его торговцев. Он никому не позволял притронуться к себе даже мерной лентой, выбирал наряды, прикладывал их к себе у большого зеркала, поворачивался к Ашеру, улыбаясь тому и демонстрируя очередное приобретение.

Торговцы не могли нарадоваться. Вскоре его пригласили в шатер, где подали новое полотенце, кувшин и огромное корыто, наполненное горячей водой. Эльфу принесли лучшие масла и мыла, даже ненароком предложили помощь, в ответ на которую он оскалился так, что сомнений не осталось, глотку перегрызет даже без клыков. Ашаамцы завистливо перешептывались, восхищаясь ослепительной красотой и грацией, покачивали головами и цокали языком, но подглядывать боялись. С Темным Королем не шутят.

Луис хорошенько вымылся, обтерся, надел один из выбранных нарядов, подозвал к себе маленького, забитого эльфа, прислуживающего здесь, который был магом воздуха и велел тому высушить себе волосы потоком ветра. Потом он расчесался гребнем из слоновой кости и щетинистой щеткой, собрал высокий хвост и вышел к своему господину. Безупречный, чистый благоухающий едва уловимым запахом молочного шоколада и с нежным гримом вокруг глаз. Весь в тонах цвета какао, облегающих формы тканях, подернутых полоской. В своих уютных укороченных сапожках.

офф

http://s6.uploads.ru/xQ3LS.jpg

- Ты прав, я голоден смертельно, - вечно юное создание скользнуло в объятия господина, поглядывая, как укладывают в мешки купленные вещи и относят их в карету. – И чем лучше меня накормят, тем более мне понравится представление, на которое ты так любезно и щедро меня приглашаешь, - Луис поцеловал черные губы и заглянул в сиреневые глаза, - мой прекрасный король.

Золото перекочевало в карманы торговцев, и вскоре, после плотного обеда в одном из шатров, эльф и его хозяин отправились на улицы гудящей, как улей Ярмарки. То и дело, Луис останавливался у какого-нибудь прилавка и выбирал для себя какую-нибудь безделицу, но на деле вещи были дорогими, изысканными и стоящими того, чтобы красоваться в них перед своим мужчиной. В итоге один из шатров привлек его внимание особенно. Это было местечко, где можно было купить забавные и любопытные предметы для пыток, остреньких любовных игр, и просто для истязания рабов.

- Тьма и Свет, Ашер… - Луис сделал умоляющие глаза, - давай посмотрим, что там, - серый взгляд был лукавым и эльф потянул императора в шатер.  – Я бы купил здесь все, - восторженно пробормотал он, повергнув в шок ашаамского купца. Тот видел, разумеется, покладистых рабов в своей стране, но, впервые в жизни сталкивался с тем, что такой красивый эльф сам тащит своего господина в подобное место, да еще просит о покупках. Очаровательная куколка тем временем изучала хлысты и цепи.

- Посмотри, такого у меня нет, - кокетливо отозвалось невероятное создание, демонстрируя вампиру широкий гибкий хлыст, по всей поверхности которого проходили тоненькие усики, отчего орудие напоминало бумагу для шлифовки металла. – И вот это… - задумчиво продолжил Луис, ухватив серебряный член, который имел способность раскрываться внутри, как цветок лотоса и нагреваться, повинуясь магии. – Ваше Величество, он прекрасен.

- И причинять невероятный боль тот эльф, который вставят этот предмет в попка, - сообщил торговец на ломаном языке, полагая, что глупый ушастик не очень понимает, что держит в руках.

- Гарантируете? – Гальярдо прищурился, будто подозревал, что его обманут, и больно будет неслишком, а потом посмотрел на своего господина. – Мы же возьмем это, правда? И еще новый ошейник. И вон ту цепь, у нее очень интересное плетение и есть звено для плоти.  А, еще, поводок для ошейника, и вон тот, который для гениталий, - изящный пальчик ткнул в сбрую для члена и яичек, от которой тянулся кожаный поводок, а глаза лукаво смотрели на Зей-Дэгона, обещая все страсти вселенной.

+1


Вы здесь » Безмолвие богов » Архив отыгрышей » Сама ярмарка. Улица сюрпризов