Безмолвие богов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Безмолвие богов » Архив отыгрышей » Сама ярмарка


Сама ярмарка

Сообщений 161 страница 166 из 166

161

Растворяясь в мгновениях, не желая не ускорить не замедлить, лишь сливая воедино чувства, души, но никогда тела. Любил ли он его? или же любит...? Хаким не хотел знать ответ, откинув голову он чувствовал дыхание, такое же жаркое, как и сама душа огня, что когда-то пленил его душу. Ким никогда не злился, не ненавидел, лишь легкая грусть возникала в мыслях при воспоминании Алима. Его нежный...его любимый...единственный. В изумрудных глазах была нежность, было и знание, что и в этот раз они вместе ненадолго. Больно? Нет...лишь послевкусие, как от горького лекарства и слова отдающие искренностью, как ключевая вода холодом:
-Вахабат иннэм кемет да иммет ахант ( лишь тебя всегда я любил), - нежная улыбка и тихий смех от понимания, что Людовик и сейчас может не понять его слов...разные народы да? одна раса, но... что для ангенама искренность чувств? Зачем его любовь этому мужчине? Пара ночей, огонь, пламя, пожар...пепел. Храмовник улыбался зная, что больше не сделает шагов навстречу, недоверие? Да...и страх, он безумно боялся снова стать лишь воспоминанием, боялся вновь закрыться на долгие годы, боялся...всего.
Хотя...кому нужны его волнения? Его мысли, Ким коснулся легким поцелуем обнимающей его ранее руки.
-Пойдем, - идти за Людовиком привычно, именно так они гуляли ранее...по пескам...и по городам, только вряд ли итог будет тем же, веселый смех и рассказы о том, как ориентироваться в пустыне...его любимый всегда терялся. Его...его...друг. Встряхнув головой Хаким проказливо улыбнулся.
-Да, ты прав, не нашли, но согласись мы не особо и искали, - веселый смех и легко поцеловав друга в скулу Ким сделал пару шагов в сторону, выхватывая из вороха струящихся на ветру тканей три ярких платка, обвязывая длинные волосы друга на восточный манер  и скрывая свои по тонким  паучьим шелком, звенящие ноты перезвонами добавились к смеху пряча в своих переливах брошенные торговцу монеты. Яркая птичка...даже в темных одеждах, что не должны привлекать внимание. Ашаамец. Светловолосый и возможно слишком похожий на эльфа, но...пустынный. гордый, искрений, честный, готовый отстаивать жизнь, свободу и...правду. - Ты красивый, - губы касаются губ и мужчина смеется так будто они одни, лишь песок, да солнце видят их, лишь они ... - лови, - шаг в сторону и вампир теряется  среди столь же ярких пятен базара, лишь звенят монеты нашитые на шарф, лишь медленно опадает на мостовую серебристо-синий платок расшитый звездами...

+1

162

Он и забыл когда последний раз ощущал себя так спокойно и беспечно.Его бдительности и вечная настороженность зверя была так крепко усыпленная, что он не сразу сообразил что ручки Хакима вытворяли у него на голове. вампир лишь покорно вжал голову в плечи, улыбаясь на такой озорной взгляд парня на против себя, вновь подавляя желание прижать к себе и целовать, целовать... пока губы не заболят от этого. как тогда в юности.. в песках. Они оба плевали на запреты, лежа под звездами и целовались, познавая прелесть тепла и любви друг друга.
Он ощутил вновь эти губы на своих, в блаженстве прикрывая глаза, готовясь вновь отдаться порывам, но тут е все прекратилось и лишь улетающее в воздухе слова
-Лови
Советник распахнул глаза, видя как толпа поглотила темную и загорелую фигурку парня, скрывая серебристые волосы от острого взгляда лиса. Он остался один, в общей толпе этого хаоса.
Глаза в панике забегали по мельтешащим нарядам и лицам, а ноги сами стали нести его по последним звукам голоска Хакима.Он стал расталкивать всех кто был рядом и мешал ему следовать за его солнцем, начиная слегка злится на этих несчастных, что оказались на его пути. Ким игрался с ним, вновь будоража зверя и охотника внутри Лакруа.
В каждом прохожем, что хоть чуточку был похож сзади или сбоку на Хакима, он хватал разворачивая к себе, и тут же с досадой извинялся, отступая и ища дальше.Он был растерян. в столь людном месте не так просто найти свое сокровище, а поэтому он резко остановился, успокаивая сознание и сердце, что колотилось бешеным кроликом, не давая здраво мыслить.
" Ну милый.. ну погоди!... доберусь.. устрою побег из храма"
Едко усмехнувшись, он вдруг замечает, сквозь толпу, худенькую фигурку в черном одеянии и сомнений больше не остается, когда он проглядывает столь дорогую взору улыбку и серебристые локоны.
Резкий выпад в перед и крепкая хватка сжимает запястье вампира, выдергивая из толпы на себя.
- Попался.. тот что брыкался...
Крепкая хватка объятий за талию, и ответный поцелуй в губы оканчивает их маленькую игру. Они уже не были в гуще ярмарки а стояли обнявшись на краю, где не было так много народу и где ряд спин палаток обрывали самую гущу событий.
Оторвавшись от губ он заглянул в его глаза, нежно и так любящей улыбаясь, продолжая крепко обнимать.
- Ты решил оставить меня там одного? Забыл как хорошо я умею теряться даже на открытых пространствах?
Шутливые слова, напоминая давно былые случаи в пустынях и городах , где они бывали вместе, как часто Людовик там терялся, засмотревшись на очередную безделушку или странное явление пустыни.

+1

163

Любить кого-то....ощущать как сердце трепещет в ожидании каждодневного чуда, ведь даже возможность хотя бы просто увидеть воспринимается, как нечто волшебное, бесконечно важное. Хаким улыбался, чувствуя тепло Людовика, его нежность, эмоции, что ласкают подобно прикосновениям. Ким тихонько смеялся чувствуя, как прекрасным цветком расцветает в душе тепло и нежность. Его Алим,  любимый, драгоценный и самый важный в этом мире. Да...он никогда не был его, как и он сам.
Он тянулся к тревоге...друга. Убаюкивал, дарил свою нежность и тепло, не опасаясь быть услышанным кем то другим. Неприязненное отношение ашаамцев к магии хаоса давно было известно вампиру, как и то, что немногие из них обладали доставочными умениями чтобы услышать его силу. Зазевался...
-Поймал, - обняв в ответ мужчина приник к груди друга слыша как бьется его сердце и очень тихо произнес - в этот раз.
Поцелуй...нет. Поцелуи его любимого. Они часто причиняют боль, осознанием собственной глупости...какой-то странной неправильности. Сердце бьется в груди, а разум упорно твердит не делать ошибки. Людовик уже выбрал...ему не нужен ни Карим, не Хаким. Он выбрал власть, выбрал огонь...слеза теряется где-то в их смешавшихся прядях, в полубезумном поцелуе, в нежности и страсти, что эмпат может лишь усилить. Сердце бьется единым ритмом и вампир боится. Боится, что оно расскажет то, что бояться поведать губы...а может быть просто разум не желает вновь доверять душу и чувства тому кто уже однажды предал?
-Нет, я хотел чтобы ты меня нашел, - тихие слова в которых слишком много правды, щеки полыхнуло румянцем. Нежный поцелуй...если можно поделиться теплом души, рассказать о любви лишь прикосновением губ, то это был именно такой поцелуй... Любовь... безграничная по своей глубине... и невозможности обретения.
А может быть?
Сердце пропустило свой удар принося странную мысль... Чтобы нашел? Но когда? Только ли сейчас? Или еще тогда? Всегда...
-Я никогда и ничего не забываю, - новый поцелуй и улыбка - не о тебе, - и лукавая шпилька, - и ни о ком другом, - в глазах тепло, но и очень старая обида....когда то давно он хотел чтобы его сердце билось лишь для одного...но он вырос.... и сердце бьется иным.

+1

164

Людовик тихо рассмеялся на последние слова Хакима, снова касаясь его губ своими, и с нежностью, прижал к себе, заглянув в любимый омут глаз.
- Какой ты однако злопамятный...
Шутливая интонация, и это сверкание глаз, так и говорило, что лис доволен до безумия. все эти эмоции ярмарки, окружающих и конечно же сокровища в его руках пьянили лучше любого вина, а тепло Кима добавляло уюта. Ты словно сидишь в медитации на огонь камина, медленно потягивая любимый напиток. мыслей не было и никаких проблем и прошлых обид и "граблей" тоже. Время словно остановило свой ход, ради них двоих.
От нахлынувших эмоций, советник спрятал лицо в изгибе шеи храмовника, тихо, только для него проговорив на ушко
- как же мне не хватало всего этого...
Что именно он не стал пояснять. Ким и сам мог прочесть все что сейчас творилось в голове и сердце Лакруа. Счастье и безмятежность- так давно покинули его, а чистая голова и вовсе было редкостью.
Была ли это магия Кима? Дае если и так, это было не важно, он даже был благодарен за этот миг спокойствия.
Положив голову на плече, слегка поверну его, что бы видеть ровные линии лица вампира, что так близко сейчас, мягко, тем же полу-шепотом продолжил.
- Ты все нашел что хотел?? Может домой и почитаем сказки?
Все как тогда. Они обнимались, нагулялись и шли в их шатер, что бы расслабиться после насыщенного дня, под равномерный и льющийся голос Хакима, который всегда усыплял его своими рассказами.
Он сейчас хотел побыть тем юнцом, на плечах которого нету никаких обязательств и условностей семьи.
Не дав даже и обдумать такое предложение Киму, он резко выпрямился, словно его кольнуло что-то, качая головой.
- Да! Решено...-легкое движение рук, и храмовник был поднят над землей и перекинут через одно плече, что бы нагло обнимать за его облегающий зад- .. и я еще хочу твоего особого чая.. За одно Тейриса повидать надо, а то уже расслабился без моих визитов
Громко смеясь, шагая не спеша по площади, ехидно посматривая на поднятую попку Кима, провокационно оглаживая или пошлепывая.

+1

165

Жизнь складывается из мгновений, прекрасных, ужасных, разных, смотря в золото глаз мужчины, вампир тихонько рассмеялся, приникая ближе, растворяясь в этом объятье, слыша биение родного сердца. Давно не ребенок, что надеется на лучшее, не юноша вновь обредший того, кого не  ожидал увидеть вновь, кого не видел в своей жизни... до игривого росчерка судьбы, на страницах книги жизни. Руки скользят по плечам, распространяя под руками тепло, делясь своими истинами, любовью, привязанностью.
-Конечно, - губы находят чужие ланиты, язык скользит по губам, прежде чем чуть прикусить так и напрашивающиеся уста, тихо шепча в их столь странный поцелуй - мы вампиры да? - уют, давно потерянный, надежда, что так желанна, мужчина, что стал солнцем, жестоким и нежным... самым важным. Слова. Людовик был тем, кто научил дарить себя, поцелуями, нежностью, его... друг. Изощренная пытка, игры разума, глупые мысли, нельзя было вновь впускать вампира в свою жизнь, Ким понял это очень давно, но отпустить, вновь отпустить не сумел. Испугался? Возможно. Но никогда не жалел, пусть порой и... все было не важно, когда сердца бьются единым ритмом.
Слышать слова мужчины почти больно, странная сладкая боль. Почти мазохизм. Нужно было оттолкнуть, нужно было уйти, вновь выстроить стену, что подточило возвращение брата, танцы, свободная душа, и как не странна беседа со страхом. Только Хаким не мог, вновь не мог уйти, чувствуя разрастающуюся боль. Ему не хватало? Тихо, звуки голоса Силя воспринимаются набатом, разрушая то тревожное безумие, что  поселилось в душе у вампира в ответ на близость, на слова, на чувства, успокойся мой мальчик, тебе не идет быть мстительным, вспомни, чему учил тебя дедушка, вспомни мой мальчик. Я помню. Все ли? Все, Силь. Я помню, что злость разрушает, что ярость должна быть холодной и что за предательство платят смертью. И слабость мой хороший, слабость тоже смывается кровью. Ты готов его убить? Нет... и не. Я знаю мой мальчик, знаю, что его убить ты не сможешь, слишком дорог, а значит? Я понимаю тебя Силь, спасибо, я. Спасибо.
В изумрудных глазах вновь поселилось спокойствие, чуть отстраненное, холодное, но лишенное той боли, что вновь рвала на части. Не люби. Не надейся. Не впускай в души. Постулаты не дедушки, постулаты от отца...отца, что умер слишком быстро. Змея убитая собственным ядом, чуть холодная, с нотой жестокости полуулыбка на мгновенье промелькнула на лице мужчины. Отца он ненавидел, искренне и верно, считая, единственной своей ошибкой то, что не убил его... раньше. Тряхнув головой, Хаким притянул к себе Лакруа целуя его с почти жадностью, прикусывая губы и язык, сжимая в крепких объятьях.
-Я немного вырос - рассмеялся мужчина, отстраняясь и изучая алые, чуть припухшие губы друга, желая вновь вкусить их сладость, - со времен песков и нынче совсем иные предпочитаю развлечения - прикрыв глаза ресницами дабы не заметил Лю раньше времени бесовские искры в изумрудных очах - но если ты желаешь сказки, - грустный вздох вырывается из груди и вампир все же заливается смехом - будут тебе сказки. Хей! - чувствовать себя на плече кого-либо было слишком, нет, храмовника несет, как связку чучхелы. - Алим тесмахулиа нухеба! ( Алим, отпусти меня!).
Веселая перебранка, взгляды толпы и легкие смешки...память издевается, возвращая в такие же дни. Смех караванщиков, их подзуживания, только к Тею Лю ходить не хотел, наоборот всячески стараясь скрыться, хмыкнув Ким прильнул к телу друга, скользя за спину и чисто по детски усаживаясь ему на спину, обхватив ногами бедра, а руками плечи, чтобы страстно шептать на ухо, игриво вплетая в слова магию:
-Думаешь, что не сможешь уложить меня без помощи Тейриса? - губы обхватывают мочку уха, чуть посасывая ее и отпуская, чтобы вновь шепнуть - хорошо, я принесу тебе чай, и даже почитаю сказку, но с тебя массаж и компания на этот вечер, справишься мой Алим?
Родовое Гнездо (Безымянный)

+1

166

О БОги! Ну почему вы наградили этого бесенка столь нежным голосом?
Не успел Лакруа вдоволь налюбоваться задницей храмовника, как тот словно змея, сполз ему на спину и шептал столь двусмысленные слова. Еще и эта его нежная привычка посасывать мочки ушей, что у секретаря аж глаза закатились от удовольствия и мурашек по спине. Тихий вздох-полу стон, и руки тут же подхватили любимую ношу под задницу за спиной, слегка поворачивая голову на бок.
- Ты сомневаешься в моих способностях усыпить тебя?
Хитрая усмешка и искорки золота мелькнули в прорезе глаз, прежде чем мужчина отвернулся от парня, направляясь к месту "парковки" коней.
И как хорошо, что они сейчас выглядят не узнаваемо. Никто бы не поверил, что суровый и ядовитый секретарь огненного может нести кого-то на своей спине, да еще и подпрыгивая шутливо, заставляя ношу подпрыгивать вместе с ним.
Их кони стояли там же где они и оставили их, только без коня Халласа, что означало побег ребенка. Людовик не зациклился сейчас на этом, ведь в впереди предвещал быть сладкий вечер в обнимку с дорогим ему сердцу мужчиной.
-Всее пересадка... дальше едем на четырех ногах
Смеясь оповестил друга, скидывая его со своей спины и усадив на его законное место и коня, оседлал своего, отправляясь к дому Кима, как можно быстрее.
Родовое Гнездо(Безымянный)

0


Вы здесь » Безмолвие богов » Архив отыгрышей » Сама ярмарка